Лучший эпизод.
НА СЕРЕДИНЕ ПУТИ
Самые активные
Жанр: псевдоистория, фэнтези.
Рейтинг: 18+

Рыцари, торговцы индульгенциями и крыса на палочке как деликатес.
< основной сюжет >
× Анна
Королева-мать. Поможет по матчасти, поводит за ручку по форуму, подыграет в эпизоде геймом. Решит все ваши проблемы, если хорошо попросить
и Альдерик
Маленькое солнышко. Пожалеет, погладит, заполнит вместе с вами списки, выдаст вам золота, наград, подарков и стаканчик вишневого сока.
×
× Алистер ×
Потерянный принц. Расскажет о сюжете, подыграет, поможет определиться, кто вы и зачем.
Ratio
Regum

Ratio regum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ratio regum » Часть первая. «Ветры перемен» » Каждый выбирает для себя [12.07.1535]


Каждый выбирает для себя [12.07.1535]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Каждый выбирает для себя
Можно сказать вселенной: «Это нечестно». И услышать в ответ: «Правда? Что ж, извини»

http://funkyimg.com/i/2MgJD.gif http://funkyimg.com/i/2MgJE.gif
12.07.1535 ● Иврес, Кастийон-сюр-Арьеж ● Филипп Ришкур, Филипп Анри Ришкур

http://funkyimg.com/i/2LTNb.png Немного о непредсказуемых заменах перед алтарем

+2

2

[indent] Встречи Филиппа Анри с отцом, по самым разнообразным вопросам, происходили далеко не всегда – и это очень хорошо, замечательно даже, в строгом кабинете Его Величества, предназначенном для наведения трепета на посторонних. Сурово в нём было, строго и без сомнений официально, чтоб сразу становилось понятно – вот тут монарх размышляет о делах государственных.
Тяжёлые гардины не всегда пропускали солнечный свет, часть помещения погружалась в полумрак и Анри зачастую начинал зевать, досадуя даже сам на себя – вот нужно же сосредоточиться, и он готов, и выспался вполне, но вот – зевается.
[indent] Иногда хотелось поговорить непринуждённо, но видя количество документов, что ожидали отцовского рассмотрения, становилось неловко отвлекать, разговор сминался и комкался, Анри пытался изложить всё покороче, где уж тут взяться лёгкости в беседе.
[indent] А поговорить, именно на личную, именно его волнующую тему, кронпринц собирался, уже с неделю как, да всё не мог угадать с моментом, или выбрать нужные слова, чтоб хоть начать, а там уже легче будет. Может мялся, что в общем-то ему было не свойственно, потому, что в данном случае не собирался действовать решительно, не было у него конкретного плана. Просить руки девушки, чтобы сыграть свадьбу, понятно, что не через месяц, дело это долгое, требующее определённой подготовки, но в близком будущем, он не собирался – его избранница была юна, непосредственна, и возрастом, и душой. 
В этот раз Анри стремился поступить правильно и неспешно, не форсируя событий, дать чувствам определиться и сформироваться. Он хотел заключить помолвку и был готов подождать – не бесконечно, естественно, но сколько потребуется, чтобы у девушки не возникло отрицания брака.

[indent] Мысли его шли несколько витиевато, что Анри самого слегка удивляло, именно поэтому он и не поговорил с отцом сразу же, как принял решение. Да и что сказать? Они обменялись несколькими посланиями, часть в них Эльза адресовала его сыну, сочиняя сказочную историю, продолжавшуюся из письма в письмо, часть – самую короткую, ему. В основном о самочувствии, погоде, книгах. Они даже не заговаривали о чувствах, хотя он улавливал между строк симпатию девушки, а сам решил уже в июне, после турнира и памятной встречи в саду, что хочет ардонскую принцессу в жены.

[indent] Именно сегодня, когда кронпринц, поправляя воротник рубашки перед зеркалом, настраивался на решительный лад, слуга доложил, что отец ждёт его для беседы. Оказалось – весьма удачно, не в кабинете. И не в фехтовальном зале, хотя Анри был бы не прочь попытать удачу в попытке реванша после последнего раза, а за стенами дворца.
Вначале Фельпьен увидел мишени, затем фигуру отца – стать его величества затеняла слугу, который, как оказалось, заряжал пистолеты, последнее время активно вводимые на вооружение.
[indent] Анри по привычке расправил плечи и выдохнул, готовясь к моменту, когда отец обернётся. В детстве он уже бежал бы навстречу, а сейчас сдержался, чтоб совсем уж не ускориться, но улыбнулся.
- Отличная погода, чтобы попрактиковаться в стрельбе, отец. Доброго дня.
Он прищурился, чтобы солнечные лучи не мешали оценить точность попаданий и удовлетворённо хмыкнул. Взял один из подготовленных слугой пистолетов, взвесил в руке и взвёл курок.
- Слышал я мнение, что эти орудия вскоре вытеснят и луки, и даже арбалеты. Конструкция несовершенна, как по мне, пока, но убойная сила впечатляющая.
Спрашивать, зачем его позвали, Анри пока не стал – дел всегда множество, а возможностей пообщаться вне стен – не особо.

Отредактировано Philippe Henry Richecourt (2019-01-05 23:33:13)

+2

3

Вершить дела государственные в кабинете было очень правильно и выглядело солидно. Только поэтому - и еще отчасти потому что Асдис имела приятную привычку иногда заходить туда, пока он работал - Филипп проводил час или два каждую неделю там, в четырех стенах, пытаясь не слишком часто погружаться в связанные с этим местом воспоминаниями или выглядывать в окно. Это казалось ему впечатляющей жертвой на благо королевства, и покончив с ней, король держался подальше от кабинета, справедливо считая, что вести обсуждения и принимать важные решения вполне можно и на открытом воздухе. И двадцать пять лет процветания Ивреса доказывали успешность этой стратегии, так что отказывать себе в ней Филипп не планировал.
Сегодня компанию ему должны были составить пистолеты и кронпринц, который успешно перенимал все необходимые ему в будущем королевские навыки, в том числе и привычку не засиживаться в стенах замка. И в отличие от второго, первые короля не радовали. Он вскинул руку, прицелился и нажал на курок. Выстрел заставил руку ощутимо дрогнуть, а когда рассеялся дым, и стало возможным рассмотреть мишень, король лишь цокнул языком и покачал головой: результат был слишком далек от того, какой хотелось бы видеть. Оружие Филипп отдал слуге для перезарядки, сам же взял в руки другое. Разница между этими двумя пистолетами была заметна невооруженным взглядом, более того, их можно было различить даже с завязанными глазами, стоило лишь взять в руку. Этот становился ее продолжением и не было ничего удивительного в том, что и выстрелы из него были куда как более успешными. Король вздохнул и поднял оружие, чтобы в очередной раз убедиться в этом, когда сын окликнул его.
Он обернулся и кивнул приветственно, ожидая, пока Фелпьен присоединится, чтобы лично оценить качество оружия и проверить свои стрелковые навыки, но тот, на лету ухватывая суть, взял быка за рога.
- Однажды - может быть. Когда милостью Создателя по земле потекут молочные реки, и у каждого хватит средств для того, чтобы вооружить такими свои армии.
Филипп был настроен скептически, но вовсе не в отношении перспективности огнестрельного оружия. Конечно, чтобы вытеснить луки и арбалеты, ему не хватало дальнобойности и точности, но зато в ближнем бою они прекрасно дополняли мечи, не говоря уже о том, что были куда удобнее в мирное время. Увы, все преимущество, о котором можно было говорить в отношении пистолетов, касались разве что механизмов ардонской сборки, один из которых приятной тяжестью лежал сейчас в ладони, как будто насмехаясь над тем, из которого король сделал предыдущий выстрел.
- И вот к тому времени было бы неплохо сделать так, чтобы наши, - он кивнул на оружие в руках сына, - были ничуть не хуже ардонских. Увы, до сих пор то что делают наши мастера, выглядит так, как будто они только мельком слышали об ардонских пистолетах и творчески переосмысливают услышанное, прежде чем приняться за работу. Сам попробуй.
Впрочем, в том, что Фелпьен не нуждался в наглядной демонстрации общеизвестного, сомневаться не приходилось: король не припоминал в руках сына ивресских пистолетов - тот мог позволить себе лучшее и, не стесняясь напускным патриотизмом, позволял. Винить его в этом Филипп, разумеется, не собирался. Да и вообще разговоры об оружии имели мало общего с той темой, к обсуждению которой он хотел - выяснив наконец некоторые детали происходящего и приняв определенные решения - подключить сына. В конце концов, именно кронпринцу в будущем предстояло иметь дело с последствиями всего того, что они сделают сейчас. Справится, конечно, с божьей помощью, но рассчитывать только лишь на нее было не в характере ивресского короля. Так что, заставив наконец себя отбросить печальные мысли о том, как далеко шагнула нынче наука, но совсем не в ту сторону, куда хотелось бы, он перешел к главному.
- Как бы то ни было, я полагал, что сближение с Ардоном пойдет на пользу и им, и нам, и размышлял о том, чтобы скрепить союз браком принцессы Фредерики и Раймона. Что ты думаешь на этот счет?

+4

4

[indent] Оружие Филипп Анри любил и уважал. Без всех лишних размышлений о добре и зле, способах защиты или средствах нападения, кронпринц признавал, что прохладная сталь в руке доставляет удовольствие. Поэтому – владел, хранил, пользовался, коллекционировал. Дорогое и добротное. И дорогое не с уклоном в кучу лишних позолоченных завитков и драгоценных камней на эфесе, а там, где золото платится за качество и умение мастера.
[indent] Поэтому на пистолеты отечественного изготовления кронпринц посмотрел с большой долей скепсиса, разделяя настроение отца. Видеть – видел, но приобретать их не имел ни малейшего желания. Однако взял в руку один из тех, что уже были заряжены, взвесил на ладони, сдвинул пальцы, в попытке ухватиться половчее, прищурил глаз и выстрелил, ожидая сильной отдачи. Которая превзошла даже его ожидания – с дерева, стоявшего на отдалении, посыпались листья и перья птиц, мишени скрылись в облаке пыли и дыма, а кронпринц потёр плечо, признавая, что повторять попытку желания не имеется.
- А может не ждать, пока наши мастера изобретут давно и отлично проработанное ардонцами колесо, а зазвать этих самых мастеров к нам? – пожал он плечами. – Предложить достойное вознаграждение, такое, что у славных умельцев в наших землях сразу же отыщутся дражайшие родственники и даже исторические корни, позволяющие сменить навсегда место проживания?
Отец, наверняка, думал об этом и сам, и дело упиралось в цену вопроса. Что было выгоднее – заводить собственные мастерские, сманивать мастеров, а затем обучать местных, или без всяких хлопот закупать готовые изделия. Пока в них нет необходимости в достаточно больших количествах, прикидывать во сколько обойдётся собственное производство и смысла нет.
[indent] Дым рассеялся, вместе со стайкой пернатых, лишившихся части оперения, и Анри цокнул языком. Как и ожидал, меткость выстрела оставляла желать лучшего, хорошо хоть в мишень попал. Это при том, что из лука и арбалета кронпринц стрелял вполне прилично.
- Кто знает, может действительно, когда нибудь. Не молочные реки потекут, а подобное вооружение дойдёт до войск.
[indent] Он только хотел, уж для сравнения и улучшения впечатлений от огнестрельного оружия, сделать выстрел из ардонского образца, как отец перешел, очевидно, к сути сегодняшнего разговора.
Анри быстро глянул на короля, прикидывая, просто так поднята тема, или нет. От родителей сложно было что-то скрыть, да он не особо и стремился, вот разве что кроме некоторых личных, очень личных подробностей своей жизни, но сомневался, что от матушки можно утаить даже это.
[indent] Пистолет он отложил и качнулся с пятки на носок, отвечая.
- Союзы и сближения между государствами всегда идут на пользу, тут даже обсуждать нечего, - он чуть улыбнулся. – Я вот как раз шёл и рассуждал по этому поводу.
[indent] Улыбался Фельпьен потому, что думал не о  державах, а о себе, но вышло, получается, созвучно.
- И хотел предложить свою кандидатуру для заключения союза. Только не с принцессой Фредерикой, а с сестрой её высочества, принцессой Эльзой.
[indent] Чуть подождав и прикидывая, как точнее передать возникшее решение, Анри решил пойти по кратчайшему пути объяснений и сказал, что думал.
- Мы беседовали после турнира и я увидел в девушке все качества, которые хотел бы найти в своей супруге. Понимаю, что это несколько неожиданно, да и принцесса довольно юна, поэтому хотел бы заключить помолвку на необходимый срок. Надеюсь, вы с матушкой не будете против.

Отредактировано Philippe Henry Richecourt (2019-01-13 08:27:52)

+4

5

Увы, чуда не произошло, и ивресский пистолет показал себя так же, как этого обычно ожидают от ивресских пистолетов. Филипп досадливо поморщился. Купить у Ардона мастеров было, конечно, дешевле, чем раз за разом закупать оружие, но Франциск своих оружейников не обижал, так что они не стремились со всех ног на север, да и имена их чаще всего не разглашали. Ее величество говорила о том, что герцог Аренберг, отец победителя турнира, занимается изобретательством, и, конечно, король собирался не упустить шанс во время предстоящего визита. Не переманить его под свою руку, само собой, но, быть может, хотя бы выяснить, кто из его учеников менее привязан к родине. В этом отношении Фелпьен был совершено прав, стоило попытаться, пусть до сих пор попытки и были бесплодными.
Вторую мысль сын тоже поддержал. В самом деле, идея породниться с Манхаймами через его старшую дочь имела неплохие шансы сыграть в не слишком отдаленном будущем. Другое дело, что Франциск предпочел решение внутренних проблем укреплению внешних связей и вместо старшей дочери ультимативно предложил среднюю. Как раз об этом Филипп собирался поведать кронпринцу, когда тот вдруг заговорил о той девице, но совсем в другом ключе. Прогремевший сразу вслед за этим выстрел, конечно, ушел в молоко, и король быстро опустил руку, чтобы никто не додумался потом заявить, что видел, как она дрогнула. Еще какое-то время он разглядывал мишень, а потом разочарованно отдал слуге оружие. А еще говорят,  эти пистолеты без промаха бьют. Врут, все врут. Наконец он задумчиво потер подбородок и повернулся к сыну. Если тот думал, что невзначай упомянутая новость просто возьмет и ускользнет от внимания его отца, он серьезно заблуждался.
- В своей супруге или в будущей королеве? Ты уверен, что Иврес сможет стать для нее по-настоящему родным, как стал однажды для твоей матери? У меня сложилось впечатление, что наш двор для нее чересчур утомителен, а она для него слишком сдержана.
Брак будущего короля, увы, никогда не был исключительно или даже в первую очередь его личным делом, и однажды Филипп Анри уже мог в этом убедиться. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть, что любви между детьми нет, и Филипп испытывал некоторые угрызения совести, настаивая на этом браке, пусть Каролина и была прекрасной и достойной парой. Не всякая женщина способна вынести тяжесть королевского венца. В Каролине он был уверен. Пожалуй, мог назвать еще нескольких девушек, на которых мог бы возлагать надежды, да вот хотя бы дочь Шадюри, которая вполне могла бы стать тогда женой кронпринца, если бы тот его первый брак не был бы так важен. Но Фелпьен решил по-своему. Запрещать опять? Кажется, и повода не было, но и радоваться удачному стечению обстоятельств король не спешил. Целый рой сомнений мешал просто взять и заверить, что, разумеется, они с Ее Величеством будут счастливы увидеть Эльзу Манхайм новой невесткой.
- Кроме того, как ты понимаешь, новый статус потребует от нее значительных жертв. Думаешь, она к ним вполне готова?
В конце концов, мнения самой девушки он не слышал. Они с кронпринцем были знакомы с самого ее детства, но неожиданно увидел он в ней какие-то качества лишь несколько недель назад. Сложно было не предположить отчего: после смерти матери принцесса не была в Кастийоне несколько лет, и за эти годы ее качества округлились и теперь весьма радовали глаз, особенно в платьях ивресского кроя. Но Филипп Анри не был глупым мальчишкой, способным по уши влюбиться в милую мордашку или точеную фигуру, и совершенно точно не испытывал недостатка в женском внимании. Король присмотрелся к сыну, но, как и предполагал, не смог увидеть на его лице признаков безнадежной влюбленности. Да и разве так говорят влюбленные об объекте своего обожания?
- Почему она, Флиппо? Что это за качества, которых нет ни у одной из ивресских дам? Или хм... - Филипп кивнул слугам, и те моментально занялись перезарядкой оружия или чем-то еще очень важным, а он подошел ближе и понизил голос так, чтобы кроме сына расслышать его никто не мог, - ваша беседа после турнира была чуть более приватной, чем это может позволить себе юная мадемуазель?

+3

6

[indent] C мишенями явно надо было что-то делать. Это же сущее безобразие – оставить их в таком виде, после того, как в стрельбе упражнялись сам его величество король и старший из его наследников. Поэтому Филипп Анри указал слуге на пистолеты ардонского образца, собираясь теперь сделать из них серию выстрелов. Будучи уверенным, что она окажется более удачной, как был уверен и в том, что отец услышал его слова, хоть и целился в это время.
Вопросы и уточнения не заставили себя ждать, в этом кронпринц тоже не сомневался. Как шутил брат Раймон «ходили мы в этих водах».
- Уверен, что уже сейчас у принцессы Эльзы есть все необходимые качества, чтобы стать женой принца. Она хорошо воспитана, образованна, происходит из королевской семьи. Что до королевских обязанностей – так и я ведь далеко не король, и думаю, мы сможем, если на то будет воля Создателя, преодолеть этот путь вместе.
Анри не исключал варианта, что королём он не станет. Судьба редко ведёт нас прямыми дорогами, поэтому нерушимых планов не бывает. Но понимал, что определённые требования к нему и его избраннице всё равно остаются.
- Что до замкнутости и ивресского двора… Угрюмости в принцессе я не заметил.
[indent] Вот тут Анри впервые мечтательно улыбнулся, позволив своей влюблённости прорваться наружу. Невозможно передать словами желание не обладать, а уберечь и укрыть, чувство тёплое и пока спокойное, которое может перерасти и в яркое пламя, и остаться столь же уютной дружбой, когда ты сам его до конца не осознал, но отчётливо понимаешь – оно есть, и отказываться от своего шанса не имеешь ни малейшего желания.
- Любовь к новой родине, шумным развлечениям... что же, думаю сложно полюбить то, чего ты не знаешь, и не пробовал. Поэтому я говорю сейчас о помолвке, о продолжительной помолвке, если потребуется, за время которой принцесса могла бы погостить у нас – по приглашению Бланш или Катарины, к примеру. Узнать Иврес, полюбить его, освоиться. Поучаствовать в увеселениях, не думаю, что у девушки была такая возможность, если она соблюдала траур после смерти матери, а потом была предоставлена самой себе и компаньонкам.
[indent] Момент, когда думаешь о новой женитьбе, конечно же, заставляет вспомнить о первой супруге. И уж если говорить о нраве – то, как Эльза отстаивала своё мнение импонировало Анри куда больше, чем вежливое согласие Каролины с ним почти по любому вопросу. Да, именно супруга сглаживала углы в их браке, особенно первое время, когда Анри, не скрывая своего отношения к женитьбе, мог сорваться и отказаться бывать где-либо парой. Но совместная жизнь, построенная на долге, сдержанности и взаимной вежливости как-то особо не греет.
- Перемены в жизни, - кронпринц удержался от того, чтобы по-простолюдински пожать плечами. – Любая девушка знает, что выйдя замуж покинет отчий дом и, возможно, уедет от него на значительное расстояние. Не вижу в этом особых жертв. Обязанности не свалятся на неё все разом, а постепенно можно освоить что угодно.
Слуги как раз раскладывали оружие на столе, Анри присмотрел себе пистолет, из которого хотел бы выстрелить, когда его величество сделал им жест отойти, и задал последний вопрос, на который оставалось лишь поначалу усмехнуться.
- Надеюсь, это не вызовет большого разочарования, если я скажу, что слухи о моей пылкости слегка преувеличены? – поднял он взгляд на отца.
- Беседа с её высочеством происходила в саду, рано утром, во время моей прогулки с сыном, и расстояние между нами не сокращалось более полутора шагов. Она прекрасно поладила с Гийомом, кстати. Сейчас мы обмениваемся письмами, в одном из которых я указал, что если бы мы жили поблизости, спросил бы у её отца разрешения на ухаживание. Как в старые добрые времена. Эльза ответила, что была бы рада.
В письме проскользнуло и удивление, но Анри счёл, что это уже детали.
- Предложения я не делал, дабы преждевременно не обнадёживать, - закончил фразу Анри.
Он уже нёс на плечах груз невыполненных обещаний, поэтому не хотел повторения старых историй, старательно не вспоминая сейчас о том, что предшествовало первому браку.
Подозвал жестом слугу и таки выстрелил – в самый центр не попал, но результатом остался доволен.

Отредактировано Philippe Henry Richecourt (2019-01-16 17:36:49)

+1

7

Воспитание, образование и королевская кровь. Филипп коротко вздохнул. Качества эти, вне всяких сомнений, были хорошими. Но будь они достаточными, Филипп Анри давно был бы женат. Впрочем, его желание совершенствоваться вместе со своей избранницей, конечно, было похвальным. Король слушал сына внимательно, не перебивая по мелочам, но эти мелочи отмечая. Сдержанность в словах кронпринца превратилось в замкнутость и даже угрюмость, и не то чтобы именно это Филипп и имел в виду именно это, но значит, в душе сына тоже существовали некоторые сомнения насчет характера дочери ардонского короля? Это, конечно, не приговор, но оставить ивресский двор без обычного духа легкости и вечного праздника, значило лишить его части его души. Так было при Луи и, видит Создатель, придворные были рады, что эти три года его правления наконец окончены. Впрочем, Эльза не претендовала на то, чтобы стать королем, и если ее супруг окажется достаточно сильным, чтобы вести ее, а не наоборот... Филипп оценивающе посмотрел на сына и кивнул.
- Да, ты прав, мы могли бы пригласить ее провести у нас сентябрь. И зимние праздники. Но, быть может, и помолвку тогда стоило бы назначить, скажем, на Рождество? Мы успели бы как следует подготовиться - событие-то не рядовое. А она - понять, действительно ли все это - именно то, чего она хотела.
В конце концов, при всех достоинствах ивресского кронпринца, у девушки могли быть совершенно другие запросы. Может быть, кого другого не слишком беспокоили бы желания потенциальной невесты, но женившись по любви и прожив в этой любви четверть века, Филипп порой замечал за собой непростительную сентиментальность. И прощал ее себе. Да и банальная ревность, которая волей-неволей всегда сопровождала настоящий чувства - а любовь к родной земле он испытывал ничуть не меньшую, чем любовь к супруге - помешала бы отдать Иврес тому, кто не сможет подарить ему свою душу.
Кроме того, преодолевать ардонской принцессе, если бы она пожелала стать однажды ивресской королевой, и в самом деле пришлось бы немало. Было весьма удивительно, что Филипп Анри то ли не понимал этого, то ли делал вид, что не понимает, сводя все трудности только лишь к жизни вне привычного отцовского дома. Другой язык, другие нравы, совершенно другие люди - очень много совершенно других людей, с которыми так или иначе придется находить общий язык, даже разница между Форменосом и тем дворцом, который отстроил в Айнрехте Франциск. Это было только начало, и Филипп считал, что даже он не в состоянии составить полный список. Вот Асдис, быть может смогла бы, однажды ощутив многие трудности на собственной шкуре. Да, пожалуй, королеве стоило бы поговорить с Эльзой, на случай, если блеск короны или, быть может, любовь, ни  единого слова о которой Филипп до сих пор так и не услышал, ослепили и ее тоже.
- Не любая девушка, выходя замуж, должна изменить веру, Флиппо. А будущая королева должна. Причем искренне и с полным осознанием того, что делает.
Вопрос, вполне закономерный, на взгляд короля, не вызвал у принца поначалу ничего, кроме улыбки. Ни того особого понимания в смеси с нетерпением, ни гнева вперемешку с желанием защитить честь дамы. Нет, конечно Филипп не был разочарован тем, что его наследник не посмел на эту честь посягнуть, это было разумно с его стороны, очень благочестиво и весьма предусмотрительно: Эльза ведь не служанкой какой была, и даже не просто дочкой как-то барона, от которого всегда можно откупиться. Но удивлен он был - это точно. Всего одна беседа, не наедине, при свете дня, и еще эти полтора шага - и вот у Эльзы уже качества. Пожалуй, стоило спросить Гийома, о чем они там разговаривали.
Занятый этими мыслями, он лишь растерянно кивнул, обозначая, что поладить с младшим принцем со стороны девушки, как и не делать скоропалительных предложений - со стороны сына, было прекрасными идеями. Другие идеи казались куда более странными. Мысль о том, чтобы просить у кого-то разрешения на проявление своих чувств вообще поразила Филиппа до глубины души. Он все пытался представить себе  как приходит с чем-то подобным к отцу любой из тех прекрасных дам, к которым в свое время забирался в окна, но картина получалась удручающей. Когда в размышлениях он наконец добрался до вальдаленского короля - вот уж точно, обратить на себя внимание Асдис было бы проще, если бы он лично дал ей разрешение принимать знаки внимания - раздался выстрел, вернувший Филиппа к реальности.
Конечно, никто не запретил бы кронпринцу вести себя как рыцарю из куртуазных баллад - каждый имел право на свои развлечения. Но такая просьба испортила бы ардонскому королю сюрприз, а ивресскому - возможность получить от такого союза чуть больше, чем довольную улыбку старшего сына. В конце концов, это было желанием вполне справеливым и оправданным, но что-то подсказывало, что куртуазные рыцари не торгуются за невест. Если вовремя не напомнить им об этой необходимости.
- Франциск, конечно, не откажется видеть своим зятем кронпринца, а свою дочь - на троне. Залогом брака Фриды и Раймона должна была стать часть Риверры, беспошленный проход судов по рекам и включение их сына в очередь наследования сразу после сына самого Манхайма, если он появится на свет. Что он, по-твоему, должен предложить Ивресу за среднюю дочь, которая сможет однажды короноваться в Кастийоне? На моем месте, что бы ты просил в качестве приданого или пусть знака дружеского расположения? 

+1


Вы здесь » Ratio regum » Часть первая. «Ветры перемен» » Каждый выбирает для себя [12.07.1535]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC