Лучший эпизод.
"РЫЦАРСКИЙ ТУРНИР"
Жанр: псевдоистория, фэнтези.
Рейтинг: 18+

Рыцари, торговцы индульгенциями и крыса на палочке как деликатес.
< основной сюжет >
× Анна ×
Королева-мать. Поможет по матчасти, поводит за ручку по форуму, подыграет в эпизоде геймом.
× Авелин ×
Администратор, графист, рыжий ужас, летящий на крыльях ночи, объяснит непонятные моменты, укажет, куда пойти и что почитать.
Ratio
Regum

Ratio regum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ratio regum » #Часть первая. «Ветры перемен» » На середине пути [26.06.1535]


На середине пути [26.06.1535]

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

На середине пути
Пропавший нож всегда позолоченный


ночь с 25 на 26 июня ● Ардон, земли близ границы с Ивресом● Софи, Алистер, Лукас, Раймар

http://funkyimg.com/i/2LTNb.png
Дальние дороги никогда не обходятся без приключений, а уж если в компании сразу несколько человек, притягивающих эти самые приключения совершенно мистическим образом – быть беде. История о спасении прекрасной (или не слишком) дамы смелыми (почти наверняка, но, конечно, не факт) рыцарями. Или не об этом.
«То, что дорого» // «Не время для драконов» // «Пить или не пить?»
4 дня на пост у каждого игрока. Эпизод начнется после определения победителя рыцарского турнира.

+1

2

Полчаса. Полчаса Софи наблюдала за разворачивающейся в большом, забитом донельзя зале постоялого двора на границах между ардонским Вайсвальдом и ивресским Лорьяном, попойкой. Она уже и сама не знала, на кой черт ей далось спуститься из отведенной ей комнаты – единственной, между прочим, одноместной в этом богом забытом заведении – сюда вниз и присесть на край лавки за массивным столом напротив брата. И вот, все это время она созерцала, как Раймар медленно, но верно напивается. Минут семь назад на его коленях и вовсе как-то словно сама собой образовалась некая рыжая дама, похоже, из числа подавальщиц, которую брат теперь разве что съесть не пытался. Хотя и до этого, кажется, было недалеко. Софи пыхтела, фыркала и всем своим видом демонстрировала, насколько она недовольна, но возвращаться наверх не спешила – все же компания живых, хоть и так неподобающе ведущих себя людей была куда лучше, чем общество молитвенника и плохо обставленных покоев. Они хотя бы жили не по-одному! Нет, Софи, конечно, понимала, что поселить ее было просто не с кем, но и это не было поводом прощать брата. Тем более то, что она должна ехать с ними, придумал именно он.

А она ведь ненавидела верховую езду. Да и кареты ни в какое сравнение с путешествиями по воде не шли, и от этого степень недовольства, испытываемого дочерью герцога, только росло. Тем более, что все это время на нее опять, как в детстве, не обращали никакого внимания. Сказать, что ее это удручало – ничего не сказать. В последний раз зло сверкнув глазами на Раймара, Софи перевела взгляд на его собутыльников. Те выглядели, конечно, получше. Хотя бы потому, что у них на коленях не было никаких лишних объектов и от этого их внешний вид оскорблял Софи меньше. Хотя, конечно, тоже оскорблял. Потому что и они не обращали на нее должного внимания. Во всяком случае, она для себя это уже решила и переубедить ее было бы трудно. Надо сказать, компания подобралась интересная. В постоялом дворе, конечно, было еще несколько ардонских рыцарей, но за их столом сидели только Раймар, Тайрон и, как не удивительно, Лукас Эдер собственной персоной. На этот раз снова без трости. Трость это почему-то до того четко всплывала в памяти, что Софи иногда подумывала о том, что ей стоит уже заказать себе такую же, только с нормальным механизмом, и подарить, например, брату после очередного турнира. Такого, где его пару раз поваляют в песке, а не как последний. Или Эймсбери, предварительно, разумеется, не объяснив, что неосторожно хвататься за корпус трости не стоит. Объяснить, к слову, почему ей так уж сильно хотелось кого-то поранить, Софи тоже не могла. Но одного очередного взгляда на веселящихся и довольных собой мужчин было достаточно, чтобы это желание разгоралось в ней с новой силой.

Только она собиралась, наконец, подняться с места, как ее чуть ли не придавила чья-то пышная грудь. Обладательницей последней оказалась очередная подавальщица, на этот раз светловолосая и и дородная, хлопнувшая на стол перед ними деревянный поднос с очередной порцией пива. Напиток приземлился не слишком удачно, окатив брызгами платье Софи, но вышеозначенную леди это волновало мало. Она кокетливо нагнулась, так, что из слишком уж глубокого декольте, кажется, могло что-то вывалиться, и елейным голосом протянула:
– А это для победителя турнира и его друзей от вон тех доблестных рыцарей!
И, захихикав, удалилась.

Софи же прикрыла глаза, и попыталась хотя бы частично стереть с лица ненависть ко всему миру. Ну и зачем она здесь?

+3

3

Обратная дорога из Ивреса, как ни странно, мало походила на дорогу в Иврес. Компания стала больше - турнир позволил безопасно свести знакомство с многими участниками и зрителями и возвращаться, не отказываясь от общества. Постоялые дворы тоже  стали больше, чтобы вместить всех путешествующих вместе. Ну и, разумеется, на вкус эта дорога тоже была другой: если на том пути их сопровождали сладкие и крепкие лантаронские вина, то этот, вероятно, должен был быть сдобрен ивресскими. Он и был, до того момента, во всяком случае, когда экипажи пересекли границу, и на смену им не пришел добрый бергтальский эль. С элем, к тому же, было безопаснее, и порывы сболтнуть лишнее появлялись намного реже, чем сходить проветриться. Кроме эля жизнь скрашивало весьма неплохое мясо, какой-то бродячий менестрель, который, правда, быстро взял ноги в руки, когда кто-то - Алистер упустил, кто именно - за баснословные деньги выкупил для чего-то его инструмент, который теперь лежал на столе забытый, а еще сговорчивая рыжая девица, которая безошибочно сориентировалась в обстановке и безраздельно уделяла внимание победителю турнира, против чего, Раймар, кажется, не слишком возражал. В общем, было весело. И турнир, который успели обсудить, кажется, сотни раз, все равно вновь и вновь становился темой для разговоров. Судя по лицу Вангенхайма, весьма для него приятной. А вот для Алистера - не очень.
  - Да, да, Раймар молодец, Раймар победил всех, - бросил он, когда в очередной раз заговорили о финале. - Раймар, где ты берешь удачу? Поделись секретом, нам тоже пригодилась бы. Или ты исчерпал всю на эти поединки? Давай проверим. Сыграем в кости.
Он подбросил на ладони пару игральных костей. Занятие, конечно, не слишком благородное, но и они здесь не на королевском рауте. К тому же, Алистер был уверен, что если он еще раз услышит имя Хартмана или увидит самодовольную улыбку друга, у него начнет дергаться глаз.
- Эдер, вы с нами? Хотите поправить состояние после этих ивресских расходов? Дерут они там втридорога, должен сказать. Северяне ничего не понимают в настоящем гостеприимстве, верно?
Как будто в подтверждение контраста между ивресским и ардонским взглядом на этот несовершенный мир, прямо перед ним на стол плюхнулись новые кружки с пенным напитком и прямо-таки выдающийся бюст типичной бергерки. На некоторое время невольно задержав взгляд в этой точке, Фельсенберг вынужден был отвлечься, когда бюст вернулся к своим прямым обязанностям и открыл вид на Софи, выражение лица которой в этот момент было весьма и весьма сложным.
- Сударыня, вам дурно? Вы не носите с собой соли? Приложите ко лбу что-нибудь холодное, вот, возьмите, - он достал из-за пояса тот самый тупой и покрытый легким налетом ржавчины кинжал, который искал сразу после их увлекательной поездки, и ведь нашел-таки, забытый кем-то в пустеющем турнирном лагере, воткнутый в выставленный под открытым небом стол, и который с того самого момента носил с собой, не представляя, как сможет вручить его. - Оставьте себе, на память о нашем знакомстве.

+3

4

[indent] Самое интересное в турнирах, по мнению Эдера, начиналось по окончанию этих самых турниров. Нет, никто не оспаривает того факта, что сражения –  конные, пешие, группа на группу, зрелище устрашающее и завораживающее. Это если смотреть. Участвовать тоже весьма увлекательно, познавательно и волнующе, если не сказать отчаянно страшно временами, что тоже весьма бодрит.
Но всё же самое бурное и безудержное веселье начинается после того, как тела пострадавших и просто впечатлительных унесли с ристалища, вручили награды, воспели хвалу и стали праздновать, перечисляя снова и снова свои заслуги, выискивая недостатки в противнике, которому, без сомнений, повезло только по чистой случайности.

Прошедшим турниром и своей в нём непобеде, Лукас, как это быть может ни странно звучало, был весьма доволен. Он выстоял конный круг, не дав выбить себя из седла, проиграл, дойдя почти до самого финала, достойному противнику и сейчас мог пить эль в своё удовольствие, тоже слегка подначивая Раймара благосклонностью леди-удачи.
Все остальные рыцари, с которыми Эдер не бы знаком лично, сейчас для него определялись, как «тот, что весьма рискованно выпал из седла», «попал противнику прямиком по шлему мечом, погнув забрало», «выиграл у того, с разноцветным плюмажем», или «проиграл тому-то». Ясное дело, своими замечаниями Эдер не делился, дабы никого не задеть, а отмечал всё это про себя.
Друг брата и сестры Вангенхайм, с которым довелось путешествовать, как раз и шёл у Эдера под отметкой «рыцарь, проигравший герцогу Эриху Хартману», так же как Лукас не смог одолеть Раймара  Вангенхайма.

Вряд ли это понравилось бы самому собеседнику, но Лукасу выслушивать версии зрителей, чем дальше, тем более обраставшие невероятными подробностями, нравилось – узнаешь столько интересного. Вот их поединок уже расцветили так, что выходило – рыцарь Раймар, в прыжке, размахнувшись со всей силы мечом, так припечатал по голове рыцаря Эдера, что тот стоял, покачиваясь, несколько мгновений, а потом рухнул, как подкошенный столб.
Сильный удар действительно имел место, но Лукас точно знал, что выстоял, а потому здорово веселился – молча - наблюдая создание мифов и легенд.

То, что с ними поедет сестра победителя, Эдера несколько… если не смущало, то слегка сдерживало. Всё же одно дело – сугубо мужская попойка, где и темы затрагиваются всякие, и шутки могут быть… хмм... прямыми, как стол с кружками для эля. И совсем другое – застолье в присутствии благородной дамы.
- Нет, спасибо. - Отказался он от предложения в очередной раз испробовать своё везение. – Предпочту сохранить содержимое своего немало отощавшего кошеля в том состоянии, что есть сейчас, а не лишиться последних монет в игре с вами, господа. Что-то мне подсказывает, что удача мне ещё пригодится.

Открывшиеся живописные виды, когда подавальщица наклонилась над столом, Эдер не без удовольствия оценил по достоинству, улыбнулся и прошёлся взглядом по помещению, на предмет наличия других дам, что не откажутся согреть одеяло для рыцаря – почти одолевшего  в поединке Раймара Вангенхайма, победителя турнира - такой вариант событий нравился Лукасу куда как больше.
На Софи, всем своим видом выражавшую неодобрение, Лукас старался не смотреть. Оправдываться не хотелось, а в том, что они – мужчины, неминуемо виновны в любых обстоятельствах, не устраивавших леди, Эдер прекрасно знал из жизненного опыта.

Отредактировано Lukas Eder (2018-11-26 14:19:55)

+4

5

– Ты смотри, – сказал Раймар, наклонившись к Алистеру, указывает на сестру. – Софи негодует.

Его, черствую на сегодня, душу совершенно не трогало недовольство, наигранно выражаемое сестрой. Ее никто не вынуждал присоединяться к их компании – ведь знала же она, что им, взрослым, уставшим мужикам, нужен отдых. И пойло. Чем больше, тем лучше. Почему его должна невесть за что мучить совесть? Не нравится сестре? Так пусть поднимается в снятые для нее покои. Раймару хотелось одного – забыть на пару часов о действительности, отдавшись в заботливые руки рыжей девицы, так и норовившую заявить о своих весьма естественных намерениях. Впрочем, безусловно, все еще впереди. Приметил он ее у самой двери, когда они только зашли в постоялый двор. Не заметить ее было просто невозможно, так широко открывались ее достоинства взору. А потому, он с удовольствием позволил расположиться на его коленях, подхватив навязанную ему игру.

И, конечно же, он не мог не завести речь о впечатлениях по прошедшему турниру. Разговорились. И здорово ему понравился этот Лукас. Не подстраивается, как часто бывало в жизни Раймара, никакого лицемерия. Поделился он с друзьями (а в этот момент – они были его самыми лучшими друзьями) о своих впечатлениях, несколько десятков раз упомянув последний бой с Эрихом. Отчего, казалось, Алистеру было совсем не весело. Но Раймар – победитель турнира, так что придется другу с этим считаться. И терпеть. Раймар в очередной раз опрокинул в себя кружку пойла. Какая по счету это была кружка – он и сам не знал.

- О как ты завернул. Моя удача – это мое мастерство. Уж бой с Хартманом-то был настолько показательным. - Сказал он как-то лениво, прижимая к себе крепче девицу, искоса поглядывая на друга.  - А вот и проверим! Сыграем.

Раймар засомневался лишь самую малость, все же место такое – что может быть на уме у людей в этом заведении, не отягощенные моралью? Друзья друзьями, а о безопасности он не мог не подумать, хотя и думалось ему лениво.  Огляделся – все как раньше, самое обычное внимание к участникам и победителю турнира. Ладно, думаю, ничего страшного, если они сыграют кружок.

- Зря вы, Эдер. Раз удача пришла, - Раймар наклонился к девице, что-то бормоча на ухо, казалось, даже прикусывая многострадальное ухо. – Ее ни в коем случае нельзя упускать. Удача не любит тех, кто рисковать не умеет. – В этот момент очередной раз подавальщица разлила для них пойло. И он, салютовав друзьям, залпом выпил. – Начинай игру!

Не сразу дешевое пойло улеглось в желудке. Но вскоре легкое приятное в очередной раз ударило в голову. В этот момент он ощутил на себе чей-то неодобрительный взгляд. Поднял глаза и уставился прямо в лицо Софи, приметив ее не очень чистое платье - видимо, что и было причиной недовольства.

– Ну что, ты тоже пить хочешь или злостью пылать продолжишь? – Усмехнувшись, спросил он,  протягивая в ее сторону кружку. – Держи. – А потом была неудачная шутка Алистера. - Глупец! Ты зачем ржавчину сестре даешь? Благо, если она себе этим пальцы не отрежет. А ведь с нее станется.

В его возмущении, разумеется был виноват не Алистер, тем более не Эдер. Виноваты, скорее всего были темные демоны, поселившиеся в душе его сестры – демоны зависти и злости, ведь, казалось бы, что мешает расслабиться ей? Впрочем, демон разберется в девичьей душе - но явно не он. Как гласит учение о свободе воли человека: не нравится – не ешь. Так что, Раймар видел, что скоро их, наконец-таки, перестанет ограничивать общество девушки, а если они не хотят выслушивать о себе невесть что, надо сказать, сугубо отрицательные нотации, а также возмущения о моральном облике, то им следовало бы поторопить Софи.

- Дорогая, иди пока к подругам. Нам предстоит мужская игра. – Шлепнув на прощание девицу по  соблазнительным ягодицам, сгоняя ее со своих колен, повелел ей подойти к нему через пару часов, развернулся к Алистеру, готовый к новой битве. Но он не мог не оглянуться на сестру, с издевательством в голосе проговорив.. - Уж не надумала ли ты присоединиться к игре, Софи? То смотри, впечатлительным девицам не стоило бы, но я сегодня добрый - позволяю.

Отредактировано Reimar Wangenheim (2018-11-28 22:09:51)

+4

6

Вдох. Выдох. Досчитать до десяти.

Софи сжала пальцы на рукояти протянутого ей ножа и в упор посмотрела на Эймсбери, изогнув бровь и нервно покусывая губы. Одно движение и этот подарок окажется воткнутым в его левую ладонь, которая свободно лежит на столе, или нет, гораздо лучше – прямо в глазницу, чтобы, раз уж он и без того не видит, что переходит все мыслимые и немыслимые границы, то не и не увидел бы больше вовсе ничего. Кровь бы лилась по столешнице, добираясь и до рук зазнавшегося брата, и до Эдера, который трусливо отводил глаза, прекрасно видя, как она недовольна всем происходящим, но так и не произнеся в ее адрес ни слова. Дочь герцога глубоко вдохнула и тряхнула головой, отгоняя странное видение и сглатывая комок в горле, мешающий ответить что-то внятное кроме сдавленного «Благодарю за подарок», потому что возвращать нож или кидать его обратно в лицо дарителю после этой занятной минутной заминки было бы как-то даже глупо. Придумывать язвительный ответ на ходу, когда от обиды даже дышалось трудно – еще глупее, поэтому Софи просто сжала губы и, обведя взглядом мужчин, остановилась на брате, который, кажется, никак не мог, наконец, заткнуться.

На самом деле, она все могла бы понять, пожалуй, если бы не вот эта слишком очевидно проскальзывающая в каждом их движении атмосфера напряженности. Будто бы она здесь лишняя, хотя такого, пожалуй, не было даже тогда, когда несколько лет назад они коротали вечера в охотничьем домике на границе в шумных, малознакомых компаниях. Раймар никогда так себя не вёл. Он мог не обращать внимания, мог отмахиваться, но... так? И ведь брат даже не выпил слишком уж много – она прекрасно видела, что он еще достаточно трезв для того, чтобы отвечать за свои слова. Победа на турнире, корона на голове принцессы – и все, значит? Загордился? Стал человеком, которому позволено публично унижать сестру, которую он сам же потащил в путешествие, которое ей и даром было не нужно? И теперь настолько открыто ее прогонял, что в горле Софи снова поднялся ком. Царапнув ногтями по столу, она медленно поднялась и, почему-то все еще сжимая в руке нож, резко выдохнула.
– Развлекайтесь. Не смею больше вам мешать и предпочту проветриться.
И, поджав губы, быстро вылетела из постоялого двора на пустую, как ей казалось, улицу, стараясь пока даже не дышать.

+3

7

Алистер выразительно ухмыльнулся, когда Раймар не обманул его ожиданий и начал яростно спорить, защищая победу, которая, конечно же, не требовала никаких оправданий. Друг всегда поддавался на провокации так легко и непринужденно, с таким неподражаемым рвением, что сложно было не подначивать его снова и снова.
- Ну конечно! Так оно и есть. Ты действительно подумал, что я усомнился? Начнем с серебра?
Он поставил ребром на стол истертую и порядком почерневшую от времени монету и раскрутил ее волчком, но так и не проследил за тем, как долго та кружилась. Отвлекся на Софи, а Софи вдруг уставилась на него так пристально, как будто он преподнес ей не кинжал, который, кстати, хоть и не был украшен сапфирами и изумрудами, легко ложился в руку и был отлично сбалансирован, а если его почистить и наточить, сослужил бы неплохую службу, а как минимум отрезанную голову ее лучшего друга. Ну или так, как будто у него еда застряла между зубов. Алистер цыкнул зубом, убеждаясь, что ничего подобного и, стараясь и сам не слишком увлекаться, наблюдая, как кровь приливает к ее искусанным губам, опять повернулся к Раймару и выдохнул.
- Не отрежет. Или, во всяком случае, не себе, - получилось как-то слишком задумчиво и на шутку походило мало, так что выдавливать из себя улыбку пришлось через силу. - Но ты прав, Раймар, тебе бы следовало научить сестру безопасно обращаться с клинком. Пока не научил кто-нибудь еще.
Ставки были сделаны и кости с грохотом прокатились по столу, остановившись у оплывшего огарка свечи. Два и четыре - кажется, могло быть и хуже, но не слишком. Алистер потянулся через стол и передал кости Вангенхайму сразу, как только тот соизволил освободить руки, до того занятые рыжей. Предложение Софи присоединиться к "мужской игре", он встретил удивленно приподнятой бровью, но и не думал спорить. Наоборот, ожидая броска друга, заверил все так же серьезно, улыбаясь одними глазами.
- Не отказывайтесь необдуманно, сударыня, когда еще вы сможете наравне соревноваться с мужчинами? Да и ставки иногда могут быть весьма интересны. Не может быть, чтобы вы не любили игры со ставками.
Не может. Разве что за пару лет при дворе она изменилась настолько, что от той Софи, которую он когда-то знал, осталось еще меньше, чем от того барона, которого когда-то знала она. Их последняя игра так и не выявила победителя, и ставки - весьма впечатляющие ставки - до сих пор не были погашены. Кто знает, может и игра еще не закончилась? Нет, конечно, не может, это было бы слишком печально.
Она все же отказалась, и отказалась с таким видом, как будто ее смертельно оскорбили. Фельсенберг только плечами пожал, глядя ей вслед. В последнее время она все же была какой-то чересчур нервной, и он не понимал, зачем. Конечно, оставалась вероятность, что это не что иное, как его появление при дворе под новым именем и то, что она задумала - что бы она на самом деле ни задумала - выводили ее из равновесия, но, при всем своем самомнении, и несмотря на недавние слухи о том, что герцогиня потеряла сознание на трибунах как раз тогда, когда он сам потерял его на ристалище, Алистер отказывался считать себя причиной всех ее странностей: в конце концов, если она уж взялась за неженское дело угроз и шантажа, ей бы стоило поучиться сохранять самообладание и в ситуациях похуже.   
- Не похоже, чтобы она хотела соревноваться наравне. Странно, Софи показалась мне девушкой весьма прогрессивных взглядов. Может быть, нам стоило остановиться при монастыре? Пожевали бы пустую кашу и дружно пошли бы молиться. Знаешь здесь какой-нибудь подходящий монастырь? А вы, Эдер? Раймар-то искупил свои грехи на год вперед, когда вышиб из седла ивресского принца, не то что мы, вот Единый и одаривает его сполна, а нам бы не помешало, - он протянул руку, указывая на брошенные другом кости, которые легли шестеркой и кокетливой пятеркой, как будто призывая не останавливаться на достигнутом и превзойти победителя турнира. - Ну вот, что я говорил, чистейшей воды удача. Но я все равно удвою. Если и проиграюсь, то хоть в любви повезет.

+3

8

[indent] Иногда в компании малознакомых людей чувствуешь себя скованно, не к месту и вообще, как говорится, не в своей тарелке. Никого из своих спутников Эдер ранее не знал, не в том смысле, что не был представлен, или не пересекался где-то когда-то на светских приёмах, а вот чтоб поговорить от души, хорошенько набраться, обсудить всё от древнейшей истории до небесного цвета глаз понравившейся дамы.

Но после турнира, наполненного приятными и не очень волнениями, лекарского зелья – славный бородатый кудесник таки настоял, чтобы граф дней несколько прокапал себе в питьё отвратно пахнущую зелёного цвета настойку, чтоб рука и плечо не так ныли, выпивки, поступавшей в организм рыцаря регулярно в последнее время, никакого дискомфорта он чувствовал.
Все вокруг разговаривают слишком громко, слишком бурно, и слишком много.
Вот да, разговоров было в достатке и не во все Лукас стремился вникать. Что там обсуждали Софи с братом не совсем дружелюбным тоном, это их дело. Может у них так принято, а на самом деле они нахваливают друг дружку? Работала у него в замке супружеская пара, прислуга, так те костерили друг друга почем зря, такими  выражениями, что не подготовленные уши сворачивались в трубку. В две. На два уха. А на самом деле трепетно и нежно любили друг друга, вдова, когда печник, мужчина служил печником, а женщина помощницей кухарки… кажется. Да не суть. Так вот она так убивалась, так убивалась, что он помер, подавившись пирогом,  её рядом не было, а никто другой не догадался мужу по спине от души постучать. В общем в семейных отношениях так сразу и не разберёшься, да и не надо.

Обиженное лицо Софи находило в графе некоторый отклик. Хотелось девушку утешить, заказать ей вина с травами и попросить служанку проводить в комнату, историю какую рассказать что ли. И всем стало бы хорошо – мужчины бы продолжили пить в своё удовольствие, а девушка бы зря не тревожилась.
Предложить нечто подобное он не успел – девушка фыркнула и их покинула, а попутчики продолжили играть в кости. Ставить деньги, даже после замечаний об удаче граф не спешил. Не любил быстро менять решений, да и на удачу привык полагаться в первую очередь свою, а не чужую. Поэтому, для участия в процессе, заказал им выпить, только уже не эля, а чего покрепче и получше, чтоб челюсти не сводило от кисляка.
- Нет, благодарю вас, сударь. Ночевал я как-то в монастыре. Там же холод жуткий, даже летом, каша как подошва, лепёшки тоже, а вода ледяная, что для питья, что для умывания. И смотрят на тебя монахи так, словно ты всю жизнь не исповедался и должен кучу денег. Брр. Лучше уж под деревом на траве прикорнуть.

Он бросил вслед уходящей девушке взгляд, но раз ни брат, ни его друг не выказывали беспокойства, то и он не стал, с чего бы. Ну и что, что за дверью вроде как темно, бродят подвыпившие постояльцы и голодные собаки, привлечённые запахом прогорклой каши? Лукас дёрнулся было встать, таки совесть толкала под руку, но тут его хлопнул по плечу, прибивая к лавке здоровой ручищей ардонец – этого доблестного жителя соседних земель выбили из седла ещё а первом круге, что не мешало человеку радоваться от души.
- Приветствую, господа, слава победителю турнира, и... это... вы тоже были ничего так, Эдер, я за вас болел,  - пьяно хлопнул ещё раз графа по плечу. В другое время Лукас не преминул бы осадить соседа за фамильярность, но сейчас лишь кивнул. Победа была за Ардоном, а это сближает.
Пока попрощались, то, сё, Лукас уже отвлёкся и повернулся к собеседникам, понимая, что упустил за кем остался выигрышный бросок.
- И кому же нынче повезёт в любви?

Отредактировано Lukas Eder (2018-12-01 16:21:57)

+3

9

Раймар следил, как Алистер перебирает кости для отточенного броска. – С серебра? Нет. Я начну с золота. – Бросил на стол три золотые монеты. Не то чтобы Раймар всерьез рассчитывал доказать другу его неправоту, но он был заинтересован в результате. Он решительно не видел ничего плохого в желании выиграть побольше монет, оставив другу гроши, чтобы тот никогда не более не сомневался в его мастерстве. Ухмыльнулся, отвлекшись от женской ласки. Казалось, что Алистер поглядывал на него как-то пристально, непонятно чему улыбаясь. - Так зачем же ты ей подарил ржавый кинжал, будучи уверенным, что обращаться она с ним не умеет? - Это несколько сбивало с толку. – Впрочем, нынче это не является существенным. Бросай!

Игра началась. Собственное «везение» еще больше развеселило Раймара, и, сочтя это подтверждением его мастерства и в игре, принял за руководство к действию - он решил поднимать ставки до тех пор, пока не проиграет. Ведь он еще не проиграл. Если уж везет, а в последние дни ему везет сильно, – значит везет. Это - великая истина. Кто же способен удержаться от соблазна?

- Что ж, сестра изволила не задерживать нас своим присутствием. Меня это, действительно, огорчает. - В тот момент, когда сестра решила их покинуть, Раймару показалось, словно та недовольно окатила их своим необъятным презрением. С весьма надменными, как он воспринял, словами она скрылась с их глаз, как-будто бы специально шаркая ногами по полу, чтобы вызвать еще большее раздражение. Раймар только и слышал, как затворилась входная дверь. Ему оставалось лишь насмешливо покачать головой. – Женщины. Что с них взять. Не правда ли? Не осознают важность здоровой конкуренции и прелести игры.

Он был в странном настроении духа. Поведение сестры удручает. Быть может, пора выдать ее замуж? В самом деле, его терпение не бесконечно – они заслужили отдых, а вместо этого вынуждены терпеть жалобы. Сестра совсем не осознает границы допустимого! Сама изображает пренесчастное создание, а после еще и злость свою вымещаем на них. Что ж, ей полезно подышать свежим воздухом. Разумеется, Раймар не был на нее зол. Его сестра своенравна, избалованная, погруженная в собственный эгоизм. Их матушка запустила ее воспитание, что серьезно сказалось на характере сестры, лишенной вообще любого понимания авторитетов. К сожалению. Но долой глубокие размышления. Софи проветрится и, быть может, вернется к ней способность хоть как-то разумно мыслить. А когда приедут в свое поместье, он переговорит с отцом. Они предоставили Софи слишком много свободы.

- Не похоже, что она вообще хотела бы с кем-то соревноваться. Монастырь? Прекрасная идея. Мы могли бы заехать и оставить там на пару суток сестру. Сами же прекрасно бы провели время в городе без присутствия недовольных лиц. – Раймар кинул кости. – Везение сегодня на моей стороне! Не опасаешься остаться без гроша в кармане? – Засмеялся над своей шуткой. – Так о каких моих грехах ты речь вел? Эдер, быть может, вы в курсе? То я, признаться, припоминаю лишь грехи графа. – Следующий бросок – два и шесть. – Что ж, быть может, кому-то еще может и повести. По меньшей мере, в любви. Удваиваю!

+3

10

Софи терпеть не могла нарываться на неприятности. Она почти ненавидела все те несчастливые случайности,  которые, вопреки ее желанию, кажется, обожали ее саму так сильно, насколько это вообще возможно. Она даже из-под надзора никогда не старалась сбежать намеренно, что уж говорить о том, чтобы пойти на поиски приключений именно с желанием оказаться в них по самые уши. Сегодня выходя из постоялого двора и надеясь остыть, прогулявшись вдоль забора, не отходя слишком далеко от места, где люди, многие из которых ей были знакомы, празднуют свои победы и поражения, она тоже не планировала впутываться в неприятности. Более того, она была, в общем-то, уверена, что среди рыцарей, пусть и изрядно выпивших, находится в безопасности. Ведь стоит ей только закричать, в случае чего, и...

И ничего.
Компания мужчин – не рыцарей, правда, скорее уж по виду каких-то наёмников, которые запрягали лошадей, явно намереваясь покинуть постоялый двор несмотря на то, что на дворе стояла ночь, заметила ее почти сразу же, но Софи предпочла не обращать на выкрики внимания – она ведь не дворовая девка и не лошадь, чтобы реагировать на свист и цоканье языком. Кто же знал, что их настолько не устроит отсутствие внимания, что они решат отвлечься от своих дел?
Неприятным запахом какого-то крепкого, но очень дешевого и очень противного алкоголя дочь герцога обдало, когда она уже было собиралась вернуться назад в помещение, чтобы подняться в свои покои и продолжать злиться на брата, его друга и весь мир уже оттуда, но мужские руки, обхватившие ее за талию, сделать это немного помешали. Сначала она даже вырвалась, возмущенно возвестив мужчину о том, что он не имеет никакого права позволять себе подобные вольности, но наемника это, кажется, совсем не впечатлило. Как не впечатлила и короткая словесная перепалка, которая, как думала Софи, могла поставить на место кого угодно.
Нападавший оказался не кем угодно. Не впечатлил его даже практический воткнутый в ладонь нож, остроты которого не хватило для того, чтобы оставить что-то, кроме небольшой рваной раны. И крик – она была почти уверена, что всё-таки кричала, прежде чем ее лица достиг короткий удар, за которым последовала темнота – его тоже совершенно не впечатлил.

Окровавленный ржавый нож приземлился на землю недалеко от двери в постоялый двор, и уже спустя пару минут он так и остался единственным напоминанием о том, что за считанные минуты произошло во дворе, заглушаемое громкими разговорами и песнями внутри и гоготом пьяных наемников снаружи. Только нож – молчаливый свидетель, и блестящие в темноте глаза старого конюха, которому, смеясь, напавший на Софи мужчина бросил серебряную монету, прежде чем галопом пустить коня, через которого было перекинуто тело девушки, вперед.

+3

11

На монеты, выставленные Раймаром Алистер смотрел с куда как большим интересом, чем на точки на гранях игральных костей. Три золотых - не то что может поправить состояние, так же как два его серебряных. Но для ставки в игре на удачу - слишком много. Вангенхайм откровенно зарывался, чего обычно себе не позволял, и зарывался не только перед ними всеми, но и перед судьбой, случаем и теми богами, которые еще не потеряли интерес к этому миру, если такие вообще остались. И это было хорошо. Не то чтобы Алистер когда-то всерьез надеялся, что друг однажды избавится от своей вопиющей правильности и рациональности, но любые просветления всегда встречал с энтузиазмом и, по мере своих сил,  помогал им появиться на свет. Монастырь в этом отношении действительно обрубил бы некоторые возможности. Но зато мог бы и предоставить широкий спектр других взамен. Так что в ответ на слова Эдера он лишь рассмеялся.
- Вы слишком правы, граф. Однако же в женских обителях бывает намного теплее.
А еще вокруг них бывают намного более серьезные стены, чем вокруг постоялых дворов. Почему именно эта мысль пришла ему в голову, Фельсенберг не мог понять, но она ненавязчиво оставалась рядом с остальными, давала о себе знать, и время от времени заставляла бездумно оглядываться на дверь переполненного зала и так же, не задумываясь о смысле того, с чем соглашается, кивать, когда Раймар продолжал говорить. Только по затянувшейся паузе после очередного вопроса Алистер осознал, что спрашивали у него и попытался восстановить в памяти, с чем только что согласился.
- Очень боюсь, - он обернулся и понял, что забыл следить за выпадающими цифрами. Два и шесть? Неплохо. Если бы все дело и правда было лишь в удаче, может быть, Раймар и в самом деле мог бы сегодня обогатиться. - Да что ты говоришь! Ни одного греха с последней исповеди? Ну знаешь, побывать в Ивресе и не согрешить... Считай, зря съездил.
Алистер сгреб кости со стола и прокатил их между ладонями. Хорошая игра, за такой можно просидеть хоть всю ночь, особенно с хорошей компанией и хорошим элем. С женщинами тоже, но, конечно, не сестрами, так что не было ничего удивительного, что Раймар намекнул Софи на то, что пора бы ей отправиться спать, и не было ничего удивительного в том, что Софи и сама решила покинуть их. Но ей не следовало бы обижаться, и не следовало ей выходить во двор одной. Фельсенберг опять заставил себя отвести взгляд от двери и улыбнуться собутыльникам, а потом, как будто только что вспомнив, зачем они тут сидят, бросить кости. Одна легла шестеркой сразу, а вот вторая, оставляя простор для прогнозов, совершила поистине впечатляющее путешествие между пенящимися кружками и остановилась под укоризненным взглядом на самом краю залитого элем стола. Алистер перегнулся через стол и поднес свечу: не то чтобы он сам сомневался в результате, но продемонстрировать его всем свидетелям было не лишним. Тройка. Он закусил губу и с усмешкой сгреб со стола монеты. Не лишать же друга везения в любви, в самом-то деле.
- У Вангенхайма появляются шансы. А у меня деньги. Пожалуй, тоже зайду с золота. Через пару минут, господа, сами понимаете, этот эль...
Этот эль имел совсем немного общего с тем, для чего он, изобразив самый вежливый поклон, направился в сторону двери. Однако, если себе самому Алистер еще мог признаться, что отсутствие Софи начинало беспокоить его, то уж конечно говорить об этом спутникам не имел намерения. Первому переживать за сестру положено было Раймару, и тот - Фельсенберг был уверен, что не принимает за признаки беспокойства игру теней от дрожащего неверного света - тоже беспокойно оглядывался время от времени. Но ко всем своим недостаткам, или же достоинствам, это как посмотреть, Вангенхайм был еще и чертовски упрям. Слишком упрям, чтобы признать, что был не прав. Впрочем, это была семейная черта, и кто-нибудь из присутствующих, в конце концов, должен был ее уравновесить.   
На улице было темно и тихо, только цикады орали вовсю, приветствуя середину лета и обещая в скором времени нестерпимую жару. Падавшего из окон тусклого света едва хватало, чтобы различить то, что происходит во дворе той дыры, где они на этот раз остановились. Луна тоже не слишком помогала, но даже ее света было достаточно, чтобы понять, что Софи рядом нет. Разве что она имела глупость пойти погулять куда-то за пределы двора или незаметно проскочила к себе. Убеждая себя в том, что именно так оно и произошло, Алистер собрался было вернуться в зал, когда под самым крыльцом заметил знакомую рукоять. Простая, без инкрустаций, сталь, украшенная разве что замысловатой резьбой. И клинок, тронутый ржавчиной. Значит все же выбросила. Он невесело хмыкнул: жест показался до крайности оскорбительным. Более оскорбительным, во всяком случае, чем был сам этот подарок. Он поднял кинжал с земли. И тут же потянулся за платком, чтобы стереть с ладони липкую жидкую грязь. Которая, конечно, вовсе не была обычной грязью.
К столу, за которым его дожидались Вангенхайм и Эдер, он подлетел, так и не успев подобрать слова.
- Раймар! - протянул другу кинжал, даже не пытаясь ничего объяснить, зная, что тот поймет и без слов. Да и что толку говорить тогда, когда надо незамедлительно действовать? Мысленно Фельсенберг уже был в седле, но мысли никак не ускоряли дела, а ведь необходимо было еще забрать оружие и хотя бы выяснить, в какую сторону ехать. - Эдер, вы с нами? Чем больше людей, тем, - менее призрачны шансы хоть что-нибудь обнаружить, - быстрее мы ее найдем.

+3

12

Наблюдать за тем, как серебро и золотые перетекают от одного владельца к другому, тоже вполне занимательное занятие, особенно, когда не рискуешь своими собственными. Даже интереснее – мало того, что увлекательно, так к тому же можешь нахваливать сам себя, что деньгами не рискуешь. Чем Лукас с превеликим удовольствием и занимался, наблюдая, как  собеседники бросают кости и попивая из кружки эль.

- Охотно поверю вам на слово, хотя мне так и не довелось останавливаться в женском монастыре.
Сам граф даже не мог твёрдо решить, успел он нагрешить в Ивресе, или же нет. Присутствие поблизости герцогини с сыном, а также пасынка, не давало особо Эдеру пуститься во все тяжкие сразу после турнира, поэтому возместить упущенное он как раз и собирался во время пути.
Беседа была непринуждённее, если бы не ощутимое отсутствие одного из участников - Софи удалось оставить после себя невидимое, но вполне явственное воздействие, витавшее некой грозовой тучей над столом.

Дверь хлопнула раз, второй, но девушка так и не вернулась, отвлекался уже не только он, но и основные игроки.
Вот же женщины. Так умеют испортить маленькие земные радости, причём даже без разницы, каким приёмом – своим присутствием, или отсутствием, итог одинаков. Эль уже не казался столь вкусным, игра увлекательной, а выдающиеся прелести подавальщицы, выставленные на всеобщее обозрение – столь манящими, а всё потому, что не было возможности на них сосредоточиться.

Он даже слегка рассердился и недовольно посмотрел на Раймара, как ни в чём не бывало делающего ставки, ведь это именно его сестра бродит сейчас вокруг постоялого двора в темноте непонятно в какой компании, причём из чистого же упрямства. Почему нет закона, разрешающего запирать женщин на ключ, ради их же безопасности, если им самим не хватает рассудительности?
Впрочем, это идею граф тут же отмёл, стоило только представить, как кто-то посягает на свободу его дочери. Появление жены не настолько всё же меняет мировоззрение, как рождение и воспитание собственного ребёнка. Дети  побуждают взглянуть на вещи под иным, неведомым ранее углом, заставляют задумываться о сути вещей, ну и волноваться, куда же без этого, постоянно.

Может ещё и поэтому Эдер беспокойно поглядывал в сторону входа, а если не смотрел, то прислушивался. Он бы и пошёл, наплевав на приличия, или под выдуманным предлогом, которым воспользовался друг рыцаря Раймара. Время шло, никто не возвращался,  дурные предчувствия обретали вполне конкретные очертания надвигающихся неприятностей.
Поэтому, когда граф вернулся к столу, Лукас уже достал монеты дабы рассчитаться за ужин и встал сразу же, как раздался вопрос о его участии в поисках.
- Конечно. Если вы всё осмотрели возле входа, имеет ли смысл обойти вокруг постоялого двора, может она где-то неподалёку, или же собираем вещи, требуем седлать лошадей и выдвигаемся?

Отредактировано Lukas Eder (2018-12-05 01:02:57)

+3

13

- Что ж, склоняюсь перед вашей удачей, граф. Не в боевом мастерстве – так в игре. Это похвально. - Проиграл. Но не забирать же всю славу лишь себе? Раймар лишь усмехнулся. Может быть, при других обстоятельствах, он бы обязательно припомнил другу и его блистательное падение на турнире, и азартность, и, в чем он не сомневался, шулерство с костями. Но не сейчас. Он заставлял себя сохранять спокойствие, искоса приглядывая за входной дверью. Раймар всегда считал, что при разногласиях обе стороны должны пойти на уступки, стремясь достичь взаимопонимания. Но в отношении с сестрой, все его навыки оказывались бесполезными: почему-то уступки практически всегда носят односторонний характер - с его стороны. Один из них обязательно оставался недовольным. Как правило, Софи. Вне зависимости от того, что на уступки идет всегда он. Чтобы упасть в ее глазах, достаточно какой-то мелочи, как, например, сейчас. Отец ее избаловал, да так, что сестра разучилась смотреть разумно на мир. Ее подверженность эмоциям – это полностью вина отца. И матери. И, пускай, сейчас он ловил на себе хмурые взгляды, и признавал вину и за собой. Но и идти за ней он не мог, ведь впоследствии он потеряет даже то минимальное уважение в глазах Софи, чего и так за ней замечается крайне редко. Но и от ощущения беспокойства избавиться не мог, слегка дергаясь на каждый шорох у входной двери, так что решению Алистера, под благовидным предлогом, как же без этого – обрадовался. По прошествии пары минут, тот вернулся. Да вот только глаза друга сказали ему больше, чем кинжал в его руках. - Бездна... – Прошептал на выдохе.

Вопросы клубились в голове, словно грозовые тучи. О чем же он думал, раз позволил всему этому произойти? Зачем отпустил? Что произошло? Ее ли это кровь? Что же он наделал? Где же теперь искать? Какой бы его сестра не была, но глупой ее назвать невозможно. Быть может, она просто выкинула кинжал, показывая свое пренебрежение? А кровь и не кровь вовсе? Мысли проносились в одно мгновение. Он даже не мог с уверенностью сказать, как вообще он мог такое допустить, ведь он прекрасно знал характер сестры. А от того ситуация казалась все более безнадежной. Ведь наверняка она сама спровоцировала, сама виновата, сама преувеличила проблему, но не пожелав попросить помощи, не справилась и теперь.. Раймар тяжело дышал, крепко сжимая в кулаки руки, так и не дав никакого ответа другу. Нет. Это он позволил всему случиться. Словно острыми когтями, царапало душу.

- Собираем самое необходимое – оружие, монеты. - Глухим голосом отозвался Раймар на вопрос Лукаса. Да, только самое необходимое. Остальные вещи пусть остаются. Им они в дороге не нужны. Излишний груз им ни к чему – будет лишь тормозить. - Эстебан, ты нашел кинжал у входа? Должны быть свидетели случившегося.- Не договаривая слова Раймар, наконец, встал, роняя со стола стаканы, бросился вон, перескакивая через препятствия. Будь чуть тише внутри помещения, возможно кто-то бы и услышал, как недалеко от входа в таверну, упало что-то тяжелое с весьма свойской руганью.

- Что ты видел? Что-нибудь? Кто-то еще здесь был? Драку видел? Говори! Говори же. - Раймар тряс какого-то наемника, каждое свое слово сопровождая ударом ногой. Как будто бы надеялся на любое чудо. Но так и не добившись никакого ответа, Раймар сплюнул, с силой пнув в последний раз. Эдер говорил что-то о конюшне? Да. Им нужно седлать лошадей, нельзя терять время. Искать недалеко у двора - бесполезно. Наверное, им стоит разделиться? И поехать в разные стороны, но, быть может, им удастся определить приблизительное направление. Оставив тело мужика лежать практически прямо у входа, Раймар развернулся, остановив какого-то мальчишку, выбегающего из таверны, спросил: - Где конюх? - Указав направление, мальчишка скрылся. Старика Раймар нашел в глубине конюшни. - Ты - говори. Кто-то уезжал с постоялого двора за последний час?

+3

14

– Ну что же вы, милсдарь! – старик отшатнулся, во все глаза глядя на Раймара. – Да, почитай, много кто уезжал! И расходились!


Итак, игра началась.

Но не спешите сразу бросаться в седло. Для начала давайте подготовимся. В текущем круге каждый из вас в обязательном порядке должен упомянуть все артефакты и все оружие, которое у него с собой в инвентаре. Создатель напоминает господину Эдеру, что за первый пост написанный в сюжетном разделе у него все еще есть возможность забрать в лотерее свой бесплатный бонусный артефакт. Все покупки, которые игроки желают совершить для данного квеста, необходимо совершить до окончания текущего круга.

Уровень сложности квеста – средний. Для группы спасающих играем не до смертельного исхода, в случае потери всего запаса жизни, персонаж выводится из игры и просто не участвует в дальнейшей операции, также в связи с этим всем участникам добавлено по одному пункту жизни (5 вместо 4). Итого: 5 пропущенных ударов от НПС-персонажа для героя означают ранение, не позволяющее продолжить бой. Механика боя – упрощенная игрок- NPC.

Первая задача группы спасателей – добраться до лагеря наёмников за четыре круга (включая первый). В первом круге необходимо узнать, где находится лагерь, от конюха. Существует два варианта, при котором он поделится информацией. В противном случае, информацию герои все равно получат, но до лагеря им придётся добраться в два, а не три оставшихся круга.
Если герои не успевают добраться до лагеря за обозначенное число кругов, Софи прокидывает кубики на штрафной урон в дополнение к базовому.
Дальнейшие задачи и условия будут озвучены по мере приближения героев к цели.

Очередность может меняться на усмотрение игроков или гейм-мастера. Если игроки захотят изменить очередь, им следует оповестить об этом ГМ заранее.

Цифры на урон Софи от похитителей

Разница в пользу Софи:
0-5 - увернулась/отговорила нападающего что-то делать;
6-12 - пнула/ударила нападающего;
13+ - нанесла нападающему рану.
Наоборот:
1-4 - получила пощечину/фингал/потаскали за волосы;
5-10 - отправлена в полёт до стены-удар головой/разбитый нос;
11-15 - сломанная рука/нога;
16-18 - ножевое ранение, совместимое с жизнью;
19 - ножевое ранение, плохо совместимое с жизнью
Если урон накапливается то он, соответственно, становится неприятнее.

Софи пока не отписывается, кидает по команде ГМ, он выставляет результаты. Описывает их позже одним постом. Команда спасателей прокидывает кубики по команде ГМ. В текущем круге можно кинуть дайсы на следующий. В текущем круге Софи кидает на базовый урон, игроки узнают результаты в начале следующего круга.

+2

15

Голова была как будто набита звенящей пустотой, мешающей думать, а думать было необходимо, и желательно делать это быстро. Быстрее - единственная мысль, которой удавалось пробиваться сквозь эту плотную пелену. Слишком многое надо было успеть, а воздух как будто превратился в густой кисель, сковывая не только мысли, но и движения и пропуская сквозь себя лишь время, которое и не думало замедляться, а в насмешку как будто шло еще быстрее.
- Да... - рассеянно ответил он Эдеру, зачем-то возвращая за пояс ржавый кинжал, который перед тем вытер о несвежую скатерть, но тут же понял, что это не слишком ценный ответ. Нужно было собраться с мыслями и избавиться от этого неуместного отупения. - Нет, она не стала бы так прятаться, просто чтобы... - Алистер тряхнул головой, отгоняя наваждение. Не время поддаваться страху, да и не было ведь в общем-то страха, лишь какое-то странное чувство, подстегивавшее и не позволившее бы остаться здесь даже если бы идти искать Софи пришлось бы пешком и налегке. Он протянул Лукасу ключ и быстро заговорил. - Возьмите факелы и оружие. Из моей комнаты тоже - порох, меч, лук и стрелы. Выходите во двор, кони будут ждать.
Раймар, наверно чувствовал что-то подобное, потому что и он не задержался в зале ни мгновением дольше, и только что захлопнул за собой дверь. Алистер, поспешно проверив, что оба пистолета, которые он носил при себе, на первый раз заряжены, поспешил вслед за ним, забыв подумать о том, что едва ли граф одобрит безапелляционно отданные ему приказы. Как и о том, что еще он при желании может найти среди его вещей.
Картина расправы Раймара над кем-то из гостей в первое мгновение заставила его решить, что он ошибался, что Софи каким-то волшебным образом и в самом деле обнаружилась неподалеку, а вместе с ней и виновник, который сейчас получал по заслугам. Увы, обманчивое впечатление рассеялось, стоило только услышать слова. Нет, Вангенхайм просто был в ярости. В такой ярости, что, забыв о деле, выместил ее на первом же встречном. Алистер попытался вспомнить, видел ли когда-то друга таким, но не смог. Попытался представить, что будет, если они так и не найдут его сестру. А и в самом деле, что? Некому будет рассказать Франциску о том, с какой стороны ждать нападения, например. А еще старый герцог Аренберг, который так любит свою дочь, быть может, скорее уступит место молодому и тому, в верности которого не приходится сомневаться. Раймар будет разбит, но надолго ли? Размышления его прервал новый вопрос Вангенхайма, обращенный теперь к какому-то мальчишке из местных. Конюх. Черт возьми, им и в самом деле нужен был конюх, а он стоял посреди двора и философствовал.
Впрочем, конюхом тоже занялся Раймар, на этот раз решив обойтись без насилия, во всяком случае пока что. И плодов это приносило немного: старик мямлил что-то невразумительное. Может быть и в самом деле ничего не видел. А может, и нет. Фельсенберг поколебался пару секунд и достал из кармана серебряную монету: возможно, ту самую, которую недавно ставил на кон, пока Софи встревала в очередную историю.
- Здесь была девушка, невысокая, темноволосая, хорошо одета. Ее увезли. Кто и куда? Ответь, и я сделаю так, что тебе не придется батрачить здесь на старости лет, сможешь наконец отдохнуть, - он поднес монету к носу слуги, так что взгляд того невольно сосредоточился на ней. - Вернем ее - получишь золото.
Знал конюх что-то или нет, собирался продать то, что знал, или остаться при своем, им все равно нужно было ехать, и ехать немедленно. Каждая минута отдаляла от цели. Фельсенберг прищурился, заглядывая слуге за спину и пытаясь прикинуть, сколько времени понадобится старику, чтобы оседлать трех коней. Выходило слишком долго, да они и сами вряд ли справятся намного быстрее. И все же выход должен был быть. Любой постоялый двор, а тем более, такой крупный, да еще и на оживленном тракте, всегда готов сменить коня тем, кто не может или не желает тратить время на отдых. Вопрос только в цене, а за ценой никто из них не постоял бы.
- У нас мало времени. Есть кони под седлом?

дайсы

[dice=11718-120]

Отредактировано Alister Felsenberg (2018-12-09 20:54:58)

+3

16

[indent] Действия.
Мы всегда начинаем действовать – судорожно, быстро, решительно, или не очень, но возмещая твёрдость духа скоростью, стремясь всё исправить, догнать, убедить, вернуть как было. Хотя как было – уже никогда не будет.
Ответить, что он и не предполагал, что Софи прячется за углом постоялого двора, чтобы им досадить, или напугать, Лукас не успел. Он имел в виду, что девушка могла потерять сознание, а быть может споткнуться и упасть, а сейчас сидеть, держась за повреждённую конечность – тоже вариант.
Но Раймар сорвался с места и понёсся вершить справедливость во имя поисков так рьяно, что уточнять что-либо уже не имело смысла – если кто Софи и видел поблизости, то рассказал бы, а раз брат не помчался куда-то на улицы возле постоялого двора, значит её там нет.

Гости таверны задёргались, оборачиваясь на шум, слуги забегали, пытаясь утихомирить разъярённого постояльца и стараясь услужить другим, чтоб не сорвались из-за столов в поисках более спокойного места.
Ключ из руки Эстебана от его комнаты Эдер взял скорее машинально, задумчиво, словно заново рассматривая графа, взявшегося командовать. Вопрос: с какой это стати я должен вам подчиняться, сударь? Леонхаст явственно изобразил на лице, но не озвучил. В критической ситуации кто-то должен проговаривать решения, и быть этим впереди идущим сейчас Эдер не рвался. Он мало был знаком с Раймаром, и как его успокоить, дабы не покалечил всех конюхов постоялого двора не имел понятия.
Развернулся и направился к лестнице, окликнув слугу, что помогал в дороге, на ходу отдавая распоряжение узнать у трактирщика, где можно оставить вещи до возвращения. Деньги свои он предпочёл забрать сам, как и старый добрый одноручник, с которым обычно путешествовал. Турнирное оружие, одежду, доспехи, всё приказал отнести в отдельную чердачную клеть, на которую хозяин клятвенно обещал навесить самый крепкий замок, из тех что у него есть, и присматривать за вещами господ-рыцарей в оба глаза.

Туда же отправилось парадное обмундирование Алистера, кроме того, что тот попросил взять. Меч, как и лук с колчаном были довольно заметными предметами, их не довелось долго искать, а вот сумку, по размышлении, Лукас прихватил с собой, не открывая – пусть хозяин сам решает, что ему потребуется в дороге. Про порох Эдер вспомнил уже на пороге, пришлось вернуться и оглядеться заново, пока не нашлось искомое, а за факелы заплатить серебряный  всё тому же трактирщику.

В свою же сумку он закинул сменную рубаху, флягу с коньяком, приобретённый по случаю амулет, заговорённый на удачное, хоть и не быстрое восстановление после ранения, кресало, стилет в ножнах, приспособленных для ношения на запястье, под рукавом, что живо напомнило ему трость и споры с Софи, заставляя поторопиться. Натянуть вместо простой куртки короткий джазерант, затягивая пряжки по пути и пытаясь вспомнить, что следовало бы прихватить ещё. А, впрочем, о чём не подумалось сразу, то вряд ли и понадобится.
В сопровождении слуги, нагруженного мечами, луком и факелами, Лукас ввалился на конюшню, как раз когда зашёл вопрос о готовых для срочного выезда лошадей.
- Держите, - передал Эстебану сумку и ключ. – Трактирщик обещал придержать за нами комнаты два дня, а если дольше, то присмотреть за вещами. Надеюсь, господа, у вас там не осталось ничего столь важного, о чём будете горевать в случае пропажи.
Впрочем, вещи, они на то и вещи, чтобы их терять и приобретать новые, это не близкие люди, которым не найти замену.

дайсы

[dice=837-120]

Отредактировано Lukas Eder (2018-12-10 13:12:59)

+3

17

[indent] Делать только то, что необходимо – не тратить энергию попусту. Тяжело дыша, вспомнил Раймар завет, прививший ему рыцарями отца в детстве, которому он обязался всегда неукоснительно следовать. К нему, наконец, начало возвращаться спокойствие и рассудительность. Это было хорошо. Нельзя поддаваться эмоциям. Но волнение за сестру, казалось, было выше всего. Трезвая рассудительность. - повторял про себя мужчина. - Больше никаких импульсивных действий. Искоса он посмотрел на так и лежавшее у входа тело мужика. Нет, совесть его не мучила. Он сделал то, что считал нужным. Сейчас же он был практически спокоен, гнев на собственные ошибки отошел в сторону, но несмотря на это, Раймар плохо себе представлял, что именно он должен сделать. Еще важнее – как. Как ему добраться до сестры? Как не опоздать? И еще множество нерешенных на данный момент вопросов. Они оказались в жалком положении. Раймар хотел верить, что они смогут вытащить сестру, спасти. Где бы только самому набраться в этом уверенности? Сейчас этот шанс удачного спасения казался ему призрачным, более того – отчасти невозможным. Он отгонял мысли о самых плохих вариантах развития события. Он не знал здешние тропы, не знал здешний люд, и места ему были не знакомы. Но Раймар понимал, что в его сознании должна быть полная ясность, ничего больше ему не должно мешать. Он был полностью сконцентрирован лишь на одной задаче: вернуть сестру. Ради этого он изо всех сил старался держать себя в руках.
[indent] - Надеюсь, господа, у вас там не осталось ничего столь важного..
[indent] Раймар только сейчас осознал, что выбежал из постоялого двора лишь с прикрепленным к поясу мечом, с мешочком монет и с мешочком, который носил практически не снимая, где лежали три хрупкие стеклянные бусины, раздавив которые, можно ослепить всех на расстоянии десяти метров на три минуты. Благо, факелы Эдер принес и о вещах позаботился, договорившись с трактирщиком. Все не так уж и плохо, конечно. Все необходимое было при них. Возможно, стоило бы вернуться в трактир и переодеться в доспех, но на то уйдет слишком много времени. Также у него не было с собой целительных настоек и продуктов, но это не беда, это проблему можно решить в пути. Он надеялся на это. Главное, понять куда могли увезти Софи. Раймар внимательно смотрел на реакцию конюха. Алистер считал, что тот обязательно должен стремиться свою обеспечить безбедную жизнь, пообещал ему золото. Но так ли это? Действительно ли этому старику есть до этого дело? Нужны ли ему материальные блага?
[indent] - Эта девушка - она мне сестра. - Раймар говорил спокойно, стараясь не делать резких движений, помня, что этот конюх мог видеть его расправу над невинным мужиком. - Помоги старик, - Посмотрел прямо в глаза, чтобы старик видел всю безнадежность в его глазах, - прошу. - Выдавил из себя просьбу. - Слово наследника рода даю, мой род выполнит любое твое желание. Но помоги. Ведь на ее месте могла быть любая местная девушка. И твоя дочь, старик, и дочери твоих друзей. Если ты боишься мести тех людей - не стоит, мы поможем с этой проблемой. Но помоги и ты нам. Прошу, скажи, куда ее могли увезти?

Дайсы

[dice=15066-120]

Отредактировано Reimar Wangenheim (2018-12-09 20:57:42)

+3

18

Из темноты позади старика выскочила фигура девчонки лет тринадцати, которая успокаивающе положила ладонь на плечо дрожащего старика и свободной рукой забрала монету.
Это наёмники. Они забрали девушку, я видела. Дед просто их боится, уж очень они мстительные. А сейчас, говорят, и вовсе спутались с каким-то колдуном. Их лагерь видели около мельницы, подле погоста. Кажется.
Девочка оглянулась на скрывающегося за деревянной балкой, удерживающей настил над конюшней, мальчишку, судя по всему ее брата, и тот неуверенно кивнул.
– Кони есть, – робко добавил паренек, прежде чем снова спрятаться за балку.


Вы можете отправляться в путь.
Однако, спустя десять или пятнадцать минут, вас догонит тот наёмник, на которого накинулся Раймар, выходя из постоялого двора, и двое его друзей. Кажется, он желает возмездия.
Ваша задача – обезвредить всех наемников за три круга. В противном случае, вы теряете время, за что Софи начисляется один бросок возможного дополнительного урона.

На текущий круг на каждого из героев приходится один наемник. Кубики на первый удар необходимо вставить в предыдущий пост и оповестить об этом ГМ. ГМ выложит в данный пост результаты первого круга.

результаты для героев

Алистер = 14, получил удар, осталось 4/5 жизни
(Лук всегда попадает в цель, перемешивание)
Наемник А, получил удар, осталось 1/2 жизни

Интервалы

После перемешивания

1-5
6-10
11-15
16-20

варианты

Интервал 1 Наемник успел нанести тебе удар, прежде, чем упасть с коня. Здоровья он при этом чудом не потерял.
Интервал 2 Наемник успел нанести тебе удар, однако потерял половину здоровья, падая с коня.
Интервал 3 Наемник упал с коня и потерял половину здоровья.
Интервал 4 Ты попал, конь скинул всадника и затоптал его. Исход смертельный.

6-10
11-15
16-20
1-5

Лукас = 1, получил удар от наемника, 4/5 жизни осталось
Наемник Б, цел, 2/2 жизни

[dice=13392-120]

Раймар = 18, получил удар от наемника, 4/5 жизни осталось
Наемник В, цел, 2/2 жизни

[dice=15903-120]

базовый урон Софи

Наемник
[dice=5022-120]
Софи
[dice=1674-120]
Разница в пользу Софи – 4
0-5 - увернулась/отговорила нападающего что-то делать

+3

19

Конюх молчал и трясся, как осиновый лист. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что он видел, куда увезли Софи. Видел - и не сказал. Не сказал бы, даже если бы они и дальше оставались внутри и продолжали играть в кости, если бы решили, что девушка отправилась спать, если бы. Монета в пальцах Алистера дрогнула, а рука потянулась за ножом, который еще недавно был в ее руках. Глупо было бы лишиться последнего возможного источника информации, очень глупо, но об этом он не думал. Только о том, во что может обойтись Софи рабская трусость старика. Ему бы она точно стоила жизни, если бы не появившаяся из ниоткуда девка. Тоже ведь видела, и тоже молчала. Может, даже злорадствовала беде, в которую попала благородная. Алистер выдохнул - очень медленно - и киво улыбнулся девке. Он обещал достойную награду, и собирался сдержать слово. Что бы ни случилось Софи, она получит это втройне.
Мельница и кладбище неподалеку - отличное место выбрали себе наемники. Похоже, среди них и в самом деле был колдун, и не из тех, кто лечил им царапины после боя. Колдуны в последнее время попадались сплошь и рядом. Куда чаще, чем в Аллионе, и это было забавно. Нет, не забавно. Это было верным знаком и руководством к действию, впрочем, думать надо было не об этом. Скачка по ночному лесу - то еще удовольствие, но дорога была не так уж плоха, пусть и петляла. Алистер почти не обращал внимания на редкие хлесткие удары склонившихся над дорогой веток, но на огни впереди, несшиеся навстречу, не обратить внимания было невозможно. Он осадил коня и перехватил лук - орудовать в седле мечом без должных тренировок очень непросто. Зато, похоже, у кретинов, которые скакали навстречу, кем бы они ни были, должные тренировки были. Тот, которого Фельсенберг выбрал своей целью, уже занес оружие, когда тетива наконец зазвенела, отправляя стрелу в горло его коня. Конь встал на дыбы, предоставляя всаднику незавидный выбор - ударить или попытаться удержаться в седле. Тот выбрал атаку.
Кретин, что и говорить. Алистер успел отстраненно подумать об этом перед тем, как вскрикнуть, когда острие меча вскользь прошлось по его плечу и груди. Было, черт возьми, больно! Турнир с его доспехами и тренировочными мечами казался просто веселым развлечением. Но и противник свое получил. Глухо ударился о землю так, что и поднялся не сразу, а поднявшись, уже нетвердо держался на ногах. Фельсенберг дернул поводья, уводя своего коня подальше, чтобы, если кретину придет в голову продолжать атаки, бежать с мечом наголо ему пришлось бы долго. А затем положил на тетиву следующую стрелу и, не позволяя себе целиться слишком долго, почти наугад отправил ее в спину кретинова друга, который сейчас теснил Раймара.

Робин Гуд и Китнис Эвердин нервно курят в сторонке. Стрела их мега-лука в противника Раймара

[dice=837-120]

+3

20

[indent] Опросить слуг оказалось хорошей идеей. Прислуга, на которую чаще всего внимания не обращают, напротив подмечают многое, но предпочитают помалкивать.
Лукас заметил, что рука Эстебана с обещанной в награду конюху монетой дрогнула. Эдер в этой ситуации никого не осуждал – старику дороже была собственная жизнь, да его близких, а постояльцы что – приехали одни, появились другие, у каждого что-то да случается.

Вот у Раймара – похитили, в этом не осталось сомнений после слов девчонки, сестру. А старик смолчал, тревогу не поднял. Жизни за такое лишать вот так, сразу, не разобравшись, может знает что ещё было неосмотрительно, но оставшиеся зубы выбить бы не помешало.
Впрочем, они спешили, а в конюшне нашлись таки оседланные лошади.
Своих коней они оставляли, а потому Эдер, раз уж начал прикрывать их отъезд, и здесь заплатил серебром конюху, чтоб за лошадьми присмотрели. Слуге он, конечно, наказал позаботиться о своем вороном, но чистить и кормить будут те, кто работает в конюшнях.

Скачка по ночной дороге заставляла задумываться о том, как далеко могли увезти Софи, пока они выпивали, а потом бестолково метались туда сюда, а главное – зачем?
Упоминание о колдуне, наёмниках, погосте, как-то не способствовало возникновению радужной картины. Одно дело – просто покуражиться, понравилась бойкая красотка, хотя и это могло девушку напугать – о худших исходах думать не хотелось. Совсем другое – если она нужна для чего-то иного.
От подобных мыслей у графа по спине пробежался противный холод, заставляя повести плечами, стряхивая неприятные ощущения и взбодриться. Как раз вовремя, потому что на них из темноты выскочило трое конных нападающих.
Как обнаглели-то!
Граф ругнулся – совсем не тихо, зато витиевато и пространно, потому что меч приходилось держать в правой руке. Пальцы ведущей левой до сих пор, после удара копьём по щиту в первом круге турнира, сгибались с трудом, и пока он приспосабливался, лошадь под ним гарцевала, протестуя против незаявленого участия в поединке. И то верно – им дали обычных сменных лошадей, приученных лишь доставить седока из от одного постоялого двора до другого.
Удар, Эдер, естественно, принял вкривь, меч голодранца прошелся по плечу, разрубая верхний слой кожи на доспешной куртке, но не пробив кольчуги, лишь покачнул рыцаря в седле.
Перехватив поводья покрепче, Лукас  заставил свою лошадь развернуться, дабы не мешать стрелять Эстебану, раз уж тот взялся за лук, и принять новую попытку нападения более собрано. Сам он гнаться по темноте за бандитами не собирался, только время терять.

атака

[dice=2511-120]

Отредактировано Lukas Eder (2018-12-12 22:41:12)

+3

21

- Я исполню данное мной слово.

Раймар обязательно выполнит обещанное, несмотря ни на какие обстоятельства. Ни на попытку скрыть информацию, ни на их равнодушие к чужой беде. Он верен своему слово и приучен держать слово в первую очередь перед собой. Но он обязательно запомнит тех, кто молчал, тех, кто слаб духом. Он обеспечит хорошую жизнь этим людям, но лучше бы им с ним больше не встречаться.

Внутри все сворачивалось судорогой, при мысли о том, что его, возможно, отделяет не так много времени от самой безнадежной возможности. Эти мысли подгоняли его. Он помнил, что говорил ему в детстве наставник – закрой глаза и молись, если не способен ничего изменить. Молись не ради того, чтобы выпросить заступничество, а для успокоения. Проще рисковать, глядя в небо. Проще убивать, с мыслью о Создателе. Проще умирать, с надеждой о воплощении в жизнь заветной цели. А цель у него одна – спасти сестру, пусть и за счет своей жизни. Все дальше отдаляясь от постоялого двора, он подгонял лошадь, устремляясь вперед с одной только мыслью: спасти. Не важно как далеко этот погост, не важно. Он найдет всех. Никому от него не спастись. Он выпотрошит, четвертует каждого. Каждого. Никто не смеет угрожать Софи.

Самоуверенность, собственная беспечность. Не заметил засады, даже и не обращая внимание на действия соратников. И лишь тогда опомнился, когда от вида огней резко затормозила лошадь. Это не его боевой конь, натренированный на битву, и доспеха на нем не было. И это стало решающим. Противник попал ему в плечо, разрезая до крови кожу. Раймару лишь оставалось развернуть лошадь, не давая нанести себе еще один удар. Напротив него с мечом замахивался для очередного удара мужик, но уже действовал с осторожностью, видимо, понимая, что в этот раз ему может не повезти. Да, он узнал этого мужика. Тот самый, кого он избил в пылу ярости. Но уметь останавливаться должен не только он. Противник сделал пару выпадов, которые Раймар принял на меч. А после коротким и точным ударом Раймар нацелился мечом в туловище противника. Вот он, его шанс. Не стоило им нападать.

Атака

[dice=10881-120]

+3

22

результаты для героев

Алистер = 1, удары по нему не наносятся, осталось 4/5 жизни
(Лук всегда попадает в цель, перемешивание)
Наемник В (Раймара), получил удар, осталось 1/2 жизни

Интервалы

После перемешивания

1-5
6-10
11-15
16-20

варианты

Интервал 1 Попал так, что наемник взвыл, но нанес удар и способен продолжать бой.
Интервал 2 Попал так, что наемник потерял половину здоровья, но нанес удар.
Интервал 3 Попал так, что наемник потерял половину здоровья и не нанес удар.
Интервал 4 Попал так, что убил наемника.

11-15
1-5
6-10
16-20

Лукас = 3, получил удар от наемника Б, 3/5 жизни осталось, падение с коня.
Наемник Б, цел, 2/2 жизни

[dice=5022-120]
Внимание, наемник А, которого Алистер свалил с коня, атаковал коня Лукаса, перемешивание
[dice=14229-120]

Интервалы

После перемешивания

1-5
6-10
11-15
16-20

варианты

Интервал 1 Наемник не смог нанести удар.
Интервал 2 Наемник смог нанести удар, конь сбросил Лукаса, но здоровья Лукас чудом не потерял
Интервал 3 Наемник смог нанести удар, конь сбросил Лукаса, Лукас потерял 1/4 здоровья
Интервал 4 Наемник смог нанести удар, конь сбросил Лукаса, Лукас потерял 1/4 здоровья, но сам наемник получил удар от коня. Смертельный исход.

1-5
16-20
6-10
11-15

Раймар = 13, 4/5 жизни осталось
Наемник В мертв

[dice=6696-120]

Итого после второго круга останется наемник Б с полным здоровьем и наемник А с половиной здоровья. Здоровье Алистера и Раймара –4/5, Лукаса – 3/5.

0

23

Тот, которому понравился Раймар, упал со спиной в спине. И правильно, не надо отвлекать людей от серьезных дел. В конце концов, почему вообще кому-то вздумалось сломя голову мчаться за людьми, которые в спешке покинули постоялый двор, взяв с собой лишь оружие. Наверно стоило понимать, что не на прогулку поехали. Да и как вообще они вычислили... Озарившая его догадка заставила Алистера выругаться, пожелав кретинам самых что ни есть противоестественных отношений со всеми четверыми в бездне, когда они наконец туда попадут. А вместе с ними - и старику-конюху с его девкой: похоже, они сегодня неплохо заработали, продавая всем интересующимся мельницу с погостом. Интересно, правду хоть говорили?
Несмотря на смерть одного из них и на ранения другого, кретины продолжали упрямо вести бой, хотя любой здравомыслящий человек на их месте давно бы уже дал деру. Неужели и в самом деле рассчитывали на богатую добычу? В таком случае, их определенно ждало разочарование.
Еще одна стрела легла на тетиву и на мгновение Алистер задумался над целью. Оба смертника нападали теперь на Лукаса, который точно так же теперь был пешим. Трое людей, четыре коня. Это странное несовпадение наталкивало на какие-то мысли, но разбираться в мыслях времени не было, так что он просто прислушался ко взывающему к нему через пропасть лет голосу замкового капеллана. За дальностью распознать слова было сложно, но голос, кажется, говорил что-то о равенстве. И заложенных в его голову познаний арифметики хватило на то, чтобы уравнять. Новая стрела направилась в коня, на котором сидел последний кретин, оставшийся в седле, а Фельсенбергу осталась надежда на то, что граф не станет слишком цепко держаться за честь, не позволяющую даже помыслить о бегстве.
- Эдер, в седло, - освободившаяся от мертвого груза лошадь сгодилась бы ничуть не хуже той, что им удалось выкупить на постоялом дворе. -  Мы не можем терять время.

сезон охоты на розовых пони

В лошадь Бориса.
[dice=837-120]

+3

24

[indent] Чем хороши турниры – там есть время подготовиться к поединку. Проверить и перепроверить латы, оружие, коня, дождаться сигнала и сблизиться с соперником, соблюдая правила и стремясь нанести эффектный удар. Ничего общего с реальным боем, где нет ни времени, ни красоты, ни правил.

Вот ты парируешь удар, поминая недобрыми словами собственную тупость - эля выпито было слишком много, чтоб вот так сразу встревать в ночные разборки с явно опытными противниками. Одно дело тренироваться для показушного выступления на публике, совсем иное – зарабатывать, работая мечом, на жизнь.

А вот ты уже летишь с проклятущей, не вовремя загарцевавшей лошади, и хорошо, что не под копыта другой, и просто отлично, что не кубарем, с грохотом, но всё же на ноги. Что не оставляет времени для того, чтобы выпрямиться, принять боевую стойку, одну из тех самых, классических, что с таким воодушевлением они с Раймаром практиковали в финальном поединке на ристалище.
Удалось в самый последний момент блокировать чужой меч – уже удача. Увернуться от второго наёмника – слава Создателю, который берёг Эдера в эту ночь. Ну, и спасибо Эстебану, что, сохраняя хладнокровие, лихо управлялся с луком.

Геройствовать, затягивая состязание в удачливости с бродягами, которые явно практикуют подобные стычки куда как чаще, чем благородные графы, Лукас не собирался. Отпрыгивая назад,  от плеча махнул мечом, очерчивая вокруг себя здоровую дугу и выигрывая несколько мгновений на отступление.
Оклик настиг Лукаса как раз вовремя – он, прихрамывая, оглянулся, оценивая ситуацию. Своя – совсем недавно позаимствованная лошадь, или чужая, какая разница, когда тебя окружают.

В седле Эдер оказался пусть без изящества, зато шустро, перехватил меч левой, потому что правый рукав пропитывался кровью, и рубанул сверху вниз, пытаясь пресечь попытки сдёрнуть его назад, на землю.

дайсы

[dice=837-120]

+2

25

Пару раз Раймар перехватывал удар противника, пару раз противник пытался зацепить его. Он не ощущал ни азарта, как на турнире, ни усталости. Все это будет далеко потом. И когда его удар все же достиг цели, ранив противника, сперва он даже не осознал, что произошло. Развернув машинально лошадь, он приготовился было принять удар. Но удара не последовало. Его противник, зажимая рану, повалился на землю и больше не встал.

Раймар перевел взгляд на Алистера, но тот уже прицеливался в другую цель, оставив одну из стрел в его противнике. Зачем они поехали за ними? Почувствовали жажду наживы? Так разве им не дали понять, что не им тягаться с ними? Эти наемники сами выбрали свою судьбу, и сами готовы были в любой момент начать поединок, который может закончится смертью. Собственно, как и на поле боя. Раймар осмотрелся по сторонам. Оставшиеся два противника атаковали Эдера. Он направил лошадь на выручку, сохраняя позицию как для атаки, так и для защиты, чтобы воспользоваться необходимым в зависимости от ситуации. Первый выпад. Противник явно ощутил его атаку, оборвав свое движение, сместился в сторону, уклоняясь от удара. Следующую атаку Раймар принял на свой меч, как можно экономнее растрачивая силы. Потом снова ринулся в бой, уповая на то, чтобы максимально быстро его завершить. В свою атаку он вложил весь импульс своего тела, отточенным движением замахиваясь на противника, словно примериваясь, а следом провел простой удар.

Раз

[dice=8370-120]

Отредактировано Reimar Wangenheim (2018-12-15 03:39:56)

+2

26

Все нападавшие мертвы.

Дальше ваш путь к мельнице и погосту прерывать не будут. Недалеко от мельницы выставлено несколько небольших шатров, разведен огонь. С погоста слышен какой-то шум.
Лагерь наёмников охраняют двое дозорных. Ваша задача – снять их. От того, поднимете вы шум или нет зависит дальшейшее прохождение квеста и урон Софи. Снимать обоих одному Алистеру запрещено.


Алистер – 4/5 здоровья (попал в лошадь наемника так, что она его скинула и он потерял оба пункта здоровья, оказавшись затоптанным собственной лошадью)
Лукас – 2/5 здоровья (пропустил последний удар, но его противника убил Раймар)
Раймар – 4/5 здоровья

+2

27

[indent] Когда-нибудь потом, добравшись домой, сидя в библиотеке у камина с бокалом любимого вина, или даже чего-нибудь покрепче, Лукас обязательно вспомнит эту ночную стычку, проанализирует свои – не всегда удачные действия, и, конечно же, не будет себя корить.
Потому что в сложившихся обстоятельствах он делал всё, что мог и умел, стараясь при этом не очень мешать сотоварищам по взятой на себя миссии. Везение, или обстоятельства, складывались так, как складывались – общими усилиями им удалось не только отбиться, но и уничтожить нападавших, и даже остаться в сёдлах.
- Благодарю, - только и смог сказать Лукас графу и будущему герцогу, испытывая искреннюю признательность за спасение жизни.  Эстебан метким выстрелом сумел так уложить лошадь наёмника, что она затоптала всадника – зрелище то ещё, хорошо, что ночью темно. Раймар, вот уж настоящий ардонец, зарубил последнего бродягу тяжёлым ударом. Конечно Эстер такого не забудет, но об этом тоже позже. А сейчас он стянул выуженной из сумки тканью плечо поверх куртки, впрочем, рана не казалась серьёзной, и постарался не отставать.
Дорога хоть и петляла, но вывела их к цели – на месте обнаружился и погост, и мельница, видневшаяся на фоне тёмного неба угрюмым многоруким великаном, и, как оказалось – выставленные дозорные, хорошо, что остановились загодя и успели вовремя заметить. Спешились-то потому, что с кладбища доносились странные, не внушающие душевного подъёма звуки – вот правда, что там может происходить в кромешной тьме хорошего? Ничего, что не угрожало бы девушке, а потому приходилось торопиться.

Посовещавшись решили попытаться убрать часовых не поднимая шума, а потому действовать пришлось всем – даже меткий выстрел из лука не решит задачи полностью – второй дозорный поднимет тревогу, без вариантов, это при идеальной удаче первого же попадания.
Ползать и красться, скрываясь за кустами Лукасу не доводилось чертовски давно, а тут приходилось ещё стараться, чтоб не задевать слишком колючие ветви и не шуршать прошлогодней листвой. Задача не из лёгких, но им с Раймаром удалось подкрасться незамеченными почти до самого лагеря. Эдер добежал до мешков, вроде с зерном, сваленных  невысокой горой и прислушался. Шаги раздались на удивление близко и громко, или Эдеру так показалось из-за наступившей внезапно тишины? Он оглянулся, проверить, как там продвигается Раймар,  но решил рискнуть, воспользоваться шансом.
Медлить дальше было не куда, а на рыцаря вдруг накатило внезапное и совершенно не к месту вспомнившееся милосердие – кинжал в кулаке оттягивал руку. Перерезать горло – это всё же не на турнире, будь он не ладен, не кстати вспомнился, красоваться.
Чтобы не терять времени в душевных метаниях, Лукас перевернул кинжал и со всей силы ударил дозорного, что как раз начал поворачиваться спиной, по затылку тяжёлой рукоятью. Наёмник крякнул и стал оседать, что дало возможность Эдеру придушить его по кадыку предплечьем и потянуть на себя, в тень.

проверка на прочность вражеской черепушки

[dice=17912-120]

Отредактировано Lukas Eder (Вчера 22:11:46)

+1


Вы здесь » Ratio regum » #Часть первая. «Ветры перемен» » На середине пути [26.06.1535]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC